На каблуках я только дома хожу

На каблуках я только дома хожу

 
Интервью с промышленной альпинисткой, которая храбро моет окна 25-этажек: о страхе высоты, иллюзии бессмертия и женских слабостях
 
 Все фотографии Красавицу Евгению Логвинову мужчины привыкли видеть из окон своих офисов — она работает промышленной альпинисткой и буквально всегда на высоте. Когда-то жизнь Евгении навсегда изменил прыжок с моста вместе с экстремалами — тогда она поняла, что сможет работать только по другую сторону офисных стекол, пускай и в очень трудных для женщин условиях. В интервью SHE девушка рассказала о шести «днях рождения» за 1,5 года опасной работы, а также поведала о страхе высоты, исчезающей женственности и домашних каблуках.
 
Справка: Логвинова Евгения — родилась в Новосибирске, училась в НГАВТ по специальности «менеджмент», но бросила учебу на 4-м курсе, поняв, что ошиблась с выбором. Долгое время работала письменным переводчиком с английского, весной 2010 года впервые занялась роупджампингом, прыгнув с Коммунального моста. Имеет третий разряд по альпинизму: вместе с другими роупджамперами прыгала с гор в Хакасии, на Урале, в Казахстане и Киргизии. Стаж работы промышленным альпинистом — 4 года. 31 год, в гражданском браке.
 
Первый и самый очевидный вопрос: как вас занесло в промышленные альпинисты?
 
23 апреля 2010 года я решила прыгнуть на веревке с Коммунального моста. И началась совершенно новая жизнь! Так сказать, перевернуло все от фундамента до крыши. У меня полностью сменился круг общения, за исключением двух-трех человек. Появились цели в жизни. В 26 лет наконец я поняла, чего хочу от жизни, и с тех пор вся моя жизнь выстроена вокруг высоты и по направлению к небу. (Смеется.) Когда я полезла на стену, выяснилось, что этого мне не хватало. Раньше у меня был очень замкнутый, сложный характер, всевозможные комплексы. Постепенно они все ушли, а я становлюсь все спокойнее, все счастливее.
 
И я еще никогда не была в настолько хорошей форме — ни в 20, ни в 18 лет я себя так не чувствовала. Похудела на 15 кг, допустим. Никогда в жизни не бегала, а сейчас могу бегать. Выносливость подскакивает очень сильно в этом плане.
 
Каждый раз страшно или адреналина уже нет?
 
Страх высоты был и остался. Но существует два вида страха. Страх иррациональный, панический — его нужно преодолевать: прыжками ли, работой на высоте, полетами. Он может помешать очень быстро среагировать на ситуацию. Другой страх — когда знаешь, чего бояться. У меня достаточно быстро первый страх сменился на второй.
 
Первый вопрос, который задают альпинистам: «А вам не страшно?». Страшно, потому что кому вообще ничего не страшно — тот долго не живет.
 
Надо знать, чего бояться, и поступать соответственно. Кстати, у меня есть жирная фобия — я почему-то очень боюсь водить автомобиль.
 
Наверняка же случались опасные ситуации на работе?
 
Было много случаев, особенно в первые 1,5 года, я пережила 6 дней рождения. Когда я смотрела на них в ретроспективе — у меня волосы дыбом вставали. Это свойство человеческого мозга такое: что он воспринимает информацию многую только на собственном опыте. На мне ломалось два карабина, причем один — прямо на обучении. У инструктора, наверное, года три жизни отняла. (Улыбается.) Я бы упала метров с 10, если бы вовремя не заметила.
 
Как-то раз работала на жаре и почему-то решила сделать что-то рекордное в этот день по объему работ. За день бывает обычно 2-3 спуска — за один спуск можно помыть метра 3 по ширине — а здесь пошла на четвертый… Была уставшая, осталась на объекте одна. Я за какие-то доли секунды поймала веревку, которую неправильно завела в снаряжение. Достаточно жесткое правило — всегда нужно работать вдвоем или больше, и чтобы второй человек был достаточно квалифицирован. В прошлом году напарник поймал тепловой удар на стене, было +33, а работать надо. Спускать на себе мне его не пришлось, но я уже была готова.
 
Ни падений, ни травм у меня не было. Наверное, спасала привычка контролировать всё. Автоматизм в этом деле очень губителен: из всех несчастных случаев бóльшая часть, 80 %, тех, кто разбивается, — это те, кто работает больше 5 лет. Это называется иллюзия бессмертия. Страшная штука, которая обманывает мозг очень эффективно. Стараюсь этому не поддаваться.
 
 
Какая чаще всего бывает реакция офисных работников, наблюдающих вас с другой стороны? Раздражает ли повышенное внимание мужчин?
 
Вы знаете, меня вообще ничто не раздражает… Я настолько счастливый человек, настолько счастлива заниматься своим делом, что у меня нет никакой агрессии по отношению к окружающим… Повышенное внимание перестала делить между мужчинами и женщинами — их интересует просто человек за окном.
 
У меня иногда бывает очень озорное настроение. И я очень люблю, улыбаясь, полировать витраж, когда за ним идет вот такое серьезное совещание. (Хмурит брови.) Получаю громадное удовольствие от таких моментов.
 
Сколько может получить промышленный альпинист за работу? И от чего это зависит?
 
Каждый раз по-разному — есть легкие калымчики на 2 часа, а бывает, что мы торчим на стене с 9 утра до 10 вечера, т.е. весь световой день. За 25-этажку может быть скромный тариф, а на маленьком объекте может быть пожирнее. (Смеется.) Лично из моего опыта — [гонорар] разнится от 1 тыс. до 300 тыс. руб. за объект.
 
Какую музыку слушаете, когда работаете?
 
Самую разную — от ирландского степа до тяжелого метала. Я люблю индастриал бодрый и не знаю, как можно работать под классику. Можно увеличивать скорость работы путем возрастания темпа музыки. (Смеется.)
 
Чувствуете на себе давление стереотипов о том, что хрупкие девушки не должны заниматься физически тяжелой работой?
 
Это не стереотип, а жестокая реальность — существует ограниченное количество работ, которыми я могу заниматься исходя из моей грузоподъемности хотя бы. Ну и просто мало кто из девушек этим занимается, вот и смотрится это достаточно необычно.
 
То есть офисным работником вы бы стать не смогли?
 
Это было бы очень печальное зрелище. Я бы никогда не решила своих внутренних проблем. Нужны были усилия, нужно было пройти через эту переплавку, преодолеть самый сильный инстинкт — самосохранения, научиться его контролировать, как бы громко это ни звучало.
 
Муж совсем не боится за вас?
 
Муж работал промышленным альпинистом около 5 лет, а потом он стал инструктором, как раз же он меня обучал. Через полгода мы еще раз пересеклись и посмотрели друг на друга по-другому. Муж прекрасно знает все эти опасности, знает обо всех случаях, которые происходят, он же обучает по всей Сибири, вплоть до Полярного круга. Знает мой характер — сильные и слабые стороны. Чем дальше, тем больше я поражаюсь, насколько это великий человек. Я уверена, что он с ума сходит от беспокойства, но при этом он позволяет мне жить той жизнью, которой я хочу. Быть собой.
 
 
Все ваши увлечения опасны, как и работа? Неужели нет женских слабостей?
 
Меня воспитал папа-инженер. (Смеется.) Ну, я учусь рисовать красками — гуашью. Еще есть спорт, свежий воздух… Пытаюсь сохранить в себе часть женственности, но есть такое, что женственность вытесняется очень сильно, хотя я стараюсь пользоваться хорошей косметикой, если уж пользуюсь ею, ухаживать за собой, ведь факторов нагрузки у меня больше — и мороз, и ветер, и солнце. Зимой же мы кидаем снег с крыши, это, наверное, самое тяжелое из всего.
 
То есть платье, каблуки и прочие внешние атрибуты женственности — не про вас совсем?
 
Хочется иногда одеться в платье, каблуки, но день ото дня я становлюсь от этого все дальше. Я бы сейчас себя очень неловко чувствовала, если бы оказалась в центре города в платье в каблуках, как ни странно. Хотя раньше я с каблуков не слезала. Может, просто период такой. На каблуках я только дома хожу. И в платье, домашнем, правда. Муж смеется. Цель достигнута — всем весело.
 
Романтика и домашний уют — тоже?
 
Я бы очень хотела быть склонной к романтике, но почему-то сарказм в моей голове всегда побеждает. Муж такой же. Он как-то подарил мне цветы и перфоратор. Такой прекрасный перфоратор! Мы в процессе совместной жизни стали очень похожи, пришли к общему знаменателю. Мы предпочитаем посмеяться…
 
Я и уют — несовместимые вещи. У мужа такие же представления об уюте. У нас дома такой… альпинистский гараж, склад снаряжения.
 
Иногда мы пытаемся привести его в более жилой вид, но не всегда успешно. Могу, конечно, приготовить что-то, бывает.
 
А что касается планов на будущее — связываете его исключительно с промышленным альпинизмом?
 
Многое из того, что я делаю, я делаю ради того, чтобы в будущем полноценно путешествовать и заниматься парашютным спортом. И в том числе промальп мне дает возможность на это заработать — он достаточно хорошо оплачивается, а летать — это очень дорого. Но мало что может быть прекраснее этого. (Улыбается.)
 
Мария Морсина
 
Interview with industrial alpinist, who bravely washes windows 25-storey houses: the fear of heights, the illusion of immortality and women's weaknesses All photos Belle Yevgeny Loginov men used to see from the windows of their offices - it works Industrial mountaineering and literally always on top. When Eugene's life changed forever the jump from the bridge with the extremals - then she realized that he could only work on the other side of the office windows, albeit in very difficult conditions for women. In an interview with SHE girl told the six "birthdays" for 1.5 years a dangerous job, and told about the fear of heights, disappearing and domestic femininity heels.
Reference: Yevgeny Loginov - was born in Novosibirsk, studied at NGAVT specialty "management", but dropped out in the 4 th year, realizing that the wrong choice. For a long time worked as a translator from English, the spring of 2010 for the first time took roupdzhampingom by jumping from the Municipal Bridge. There is a third category on mountaineering: with other roupdzhamperami jumped down from the mountains in Khakassia, the Urals, Kazakhstan and Kyrgyzstan. Work experience Industrial climber - 4 years. 31 years old, unmarried.
The first and most obvious question: how you brought into the industrial climbers?
April 23, 2010 I decided to jump on the rope bridge to the Public. And there was a brand new life! That is to say, it turned everything from foundation to roof. I completely changed the social circle, except for two or three people. There were goals in life. In 26 years, I finally realized what I wanted out of life, and since then my whole life is built around the height and the direction of the sky. (Laughs.) When I got on the wall, it turned out that I did not have this. Previously, I was very introverted, complex, various complexes. Gradually, they are all gone, and I am becoming calmer, everyone is happy.
And I've never been in such good shape - not in 20 or 18 years, so I can not feel. I lost 15 kg, for example. Never in my life did not run, but now I can run. Endurance jumps very much in this regard.
Each time or adrenaline scary anymore?
Fear of heights was stayed. But there are two kinds of fear. Fear is irrational panic - it has to be overcome: whether jumping, working at heights, flying. It can react very quickly to prevent the situation. Another fear - when you know what to fear. I quickly enough first fear was replaced by the second.
The first question asked by the climbers, "Are not you scared?". Scary, because who do not afraid of anything - he does not live long.
We need to know what to fear, and act accordingly. By the way, I have a phobia of fat - for some reason I am very afraid to drive the car.
Surely the emergency situation at work?
There were a lot of cases, especially in the first 1.5 years, I went through 6 days of birth. When I looked at them in retrospect - my hair stood up on end. This property of the human brain is: he sees a lot of information just by doing. For me break two carbines, one - right on education. The instructor must have three years of life taken away. (Laughs.) I would have fallen from 10 meters, if not noticed in time.
Once working in the heat, and for some reason decided to do something that day record the volume of works. The day is usually 2-3 descent - in a single trip can be washed 3 meters in width - and there went the fourth ... Was tired, remained at a facility. I for some fraction of a second caught the rope, which has got into the wrong gear. Enough rigid rule - always need to work twice or more, and that the second man was skilled enough. Last year, the partner has caught heat stroke on the wall, it was 33, and have to work. I get down to myself I did not have to, but I was ready.
No falls or injuries I had. Probably saved a habit to control everything. Automatism in this matter is very destructive: of all accidents the majority of 80%, those broken - those who work more than 5 years. This is called the illusion of immortality. The terrible thing that tricks the brain very effectively. I try not to give in to this.
What is most often the reaction of office workers watching you from the other side? Irritating whether male attention?
You know, I do nothing annoying ... I'm so happy people are so happy to do their work, I have no aggression towards others ... Increased attention is no longer divide between men and women - they are interested in a man outside.
I sometimes very mischievous mood. And I really love, smiling, polished stained when it is followed here is a serious meeting. (Frowns.) I get enormous pleasure from these moments.
How can obtain the industrial climber for a job? And what does it depend?
Every time different - there are easy kalymchiki 2 hours, and it happens that we are on the wall sticks out from 9 am to 10 pm, that is, the whole day. Over 25 etazhku be humble fare, and a small object could be fatter. (Laughs.) Personally, from my experience - [fee] varies from 1 thousand. 300 thousand. Rub. for the object.
What kind of music are listening to when you work?
Very different - from the Irish tap dance to heavy metal. I love industrial cheerful and do not know how to work under the classics. You can increase the speed by increasing the tempo of music. (Laughs.)
Do you feel the pressure of stereotypes that fragile girls should not engage in heavy physical work?
It's not a stereotype, but a cruel reality - there is a limited amount of work that I can do on the basis of my load capacity at least. Well, just a few of the girls involved in this, that it looks quite unusual.
That is an office worker, you would be not able to?
It would be very sad sight. I would never have agreed to their internal problems. We needed the efforts needed to go through this melted down, to overcome the strongest instincts - self-preservation, to learn to control it, no matter how loudly it sounded.
My husband is not afraid of you?
Her husband worked as an industrial climber for about 5 years, and then he became an instructor, he just taught me. Six months later, we again crossed and looked at each other differently. My husband knows all these dangers, know about all the cases that occur, he also trains across Siberia, up to the Arctic Circle. He knows my character - strong and weak points. The farther away, the more I marvel at how this great man. I'm sure he was mad with worry, but it allows me to live the life that I want. Be yourself.
All your hobbies dangerous as the job? Is there no women's weaknesses?
My dad trained engineer. (Laughs.) Well, I'm learning to paint colors - gouache. There are sports, fresh air ... I'm trying to save a part of femininity, but there is that femininity is displaced very much, although I try to use a good make-up, if we use it, take care of themselves, because the load factors have more - and frost, and the wind and the sun. In winter, we throw the snow from the roof, it's probably the most difficult of all.
That is, the dress, heels and other trappings of femininity - not about you at all?
Sometimes I want to wear a dress, heels, but every day I'm getting from this further. Now I would feel very uncomfortable if you were in the city center in a dress in heels, oddly enough. Although previously I did not get off the heels. Maybe it was just such a period. On the heels I just go home. And dress the home, however. My husband laughs. Goal achieved - all the fun.
Romance and coziness - too?
I would love to be prone to romanticism, but somehow the sarcasm in my mind always wins. The husband is the same. He once gave me flowers and punch. Such a beautiful punch! We are in the process of living together have become very similar, we come to a common denominator. We prefer to laugh ...
I comfort - incompatible things. The husband has the same ideas about comfort. At our house ... climbing a garage, warehouse equipment.
Sometimes we try to bring it more habitable, but not always successfully. I, of course, to cook something, it happens.
As for future plans - associate it exclusively with industrial mountaineering?
Much of what I do, I do for the sake of the future full traveling and parachuting. And including PROMALP gives me the opportunity to earn it - it is quite well paid, and fly - it is very expensive. But there is little that can be better. (Laughs.)
Maria Morsin

* Внимание! Информация, представленная *