Александр Зорич Беглый огонь

Александр Зорич Беглый огонь
     
STALKER – 
 
Аннотация
     
      Беглые сталкеры Комбат и Тополь исходили Зону вдоль и поперек. Но и между ними пробежала кошка. Тополь подался в военные сталкеры и служит на Речном Кордоне – опаснейшем уровне Зоны, который протянулся вдоль нового русла Припяти. Ну а Комбат по-прежнему на вольных хлебах, добывает хабар в одиночку… За ценным хабаром Комбат готов идти куда угодно, даже к Монолиту, но в одном уверен твердо: никогда и ни за что не сунется он за Янтарное озеро. Однако иногда Судьба делает такие предложения, от которых нельзя отказаться. И тогда Комбат отправляется за своим бывшим напарником, Тополем, на Речной Кордон…
     
Александр Зорич
БЕГЛЫЙ ОГОНЬ
     
    Посвящаю эту книгу экономическому кризису и писателю Василию Орехову 
     
ПРОЛОГ
     
     Пятеро военных сталкеров пересекали реку Припять в ботинках-мокроступах.
     Час был ранний, лица у всех пятерых были бледными и припухшими от недавнего сна.
     Командир отряда Константин Уткин, в кругах вольных сталкеров более известный как Тополь, вел свой отряд на юг, к Серой Лощине, откуда еще ночью был получен сигнал бедствия от трех румынских разведчиков из состава ооновских сил. Кто и зачем занес румынских вояк в глубь Зоны, Тополь понятия не имел.
     Идти в мокроступах было тяжело – эти экспериментальные ботинки, чье действие обеспечивалось редкими артефактами Зоны, требовали напряжения почти всех мышц человеческого тела.
     Но ботинки-мокроступы были в том выходе совершенно незаменимы. На пути военсталкеров поджидали еще несколько водных преград, да и сама Серая Лощина в последние месяцы была окаймлена болотами и топями.
     Тополь остановился первым. Вытер пот со лба тыльной стороной ладони. Перенес вес тела с левой ноги на правую и набрал полные легкие воздуха. Выдохнул. Выругался.
     Они только вышли, а он уже чувствовал себя уставшим. Проклятый Речной Кордон! Кто бы мог подумать, что служба военного сталкера хуже каторги! Рейды, засады, пикеты, спасательные выходы чуть не по три в неделю…
     Вслед за командиром остановились и его бойцы.
     Не сговариваясь, все пятеро обернулись в сторону левого берега, откуда они начали свой путь. Низкие грозовые тучи нависали над укреплениями Речного Кордона – форпоста сил порядка и справедливости в Чернобыльской Зоне Отчуждения.
     – А казармы-то совсем игрушечными кажутся, – сказал один боец. – Вроде там не люди, а кролики живут…
     – Как по мне, наши французы не слишком далеко от кроликов ушли. Жрут все время и о случках мечтают, – критически заметил другой.
     – Отставить национальную рознь! – скомандовал Тополь, хотя в глубине души был согласен. Служба в интернациональном гарнизоне давалась ему нелегко.
     – А новый ДОТ отсюда очень даже смотрится, – с одобрением протянул третий боец, прихлебывая воду из фляги. – Недаром строители пять месяцев мордовались…
     – Даром или недаром – время покажет, – проворчал широкоплечий военсталкер с пулеметом «Печенег». – В Зоне ни в чем уверенным быть нельзя. Сегодня ДОТ есть и для использования пригоден. А завтра в нем свора каких-нибудь полтергейстов заведется – и никто из нас туда уже не сунется ни за какие деньги!
     Рокот двух вертолетов ударил из-за верхушек деревьев внезапно, как бывает только в Зоне из-за ее блуждающих акустических стен.
     Тополь задрал голову, ожидая увидеть пару «Скайфоксов», которую мог выслать Главный Штаб Периметра на подмогу незадачливым румынам, дублируя выход их военсталкерской группы. Но вместо узкобедрых красавцев «Скайфоксов» над ними неспешно проползли разъевшиеся на сытных еврохарчах многоцелевые EH-101 «Корморан».
     – Это кто к нам пожаловал, интересно?
     – Почему к нам-то? Не к нам. Это не иначе как на Янтарь полетели, в лаборатории.
     – На Янтарь европейцы таким пузаном не полетели бы. Европейцы на Янтарь вообще не полетели бы. Нечего им там делать, – веско сказал Тополь. – Я не я буду, это на «Объект 2106».
     – А что это за объект, товарищ командир? – спросил тот из бойцов, кто был самым младшим. Будь он обычным вольным сталкером, ходить бы ему по малоопытности в отмычках.
     – Говорят, тоже лаборатория. Но с виду больше на ракетную базу похоже. Охраняется покруче Пентагона.
     – Шутите? Что-то я на карте этого вашего объекта не видел!
     – Какие тут шутки. На официальных картах его и нет. Я один раз в километре от их периметра костер развел, замерз сильно. Так через минуту на огонек дрон прилетел. И начал как попугай на десяти языках требовать, чтобы я убирался.
     – А вы бы в него из автомата шмальнули!
     – Так я и шмальнул.
     – И что?
     – Ну сбил, – сказал Тополь с легким смущением. – Но приятного мало все равно в такой атмосфере… Ладно, нашли тоже место разговоры говорить. А если водянка-сварщик выскочит? Или рак-гороскоп? Видали таких? Не видали? Вот лучше бы и дальше вам в счастливом неведении оставаться…
     
     
     Константин «Тополь» Уткин не соврал. На большинстве карт Зоны «Объекта 2106» действительно не было.
     Не было его и во всеобъемлющем ооновском реестре научных учреждений мира.
     Однако его хозяина, доктора Севарена, это нисколько не смущало. Гостей доктор Севарен не любил. Да и сам в гости не ходил.
     Неприступности «Объекта 2106» позавидовал бы и Форт-Нокс. Он был окружен бетонированным рвом, который при необходимости заполнялся напалмом. Перед рвом тянулась цепочка глубоковакуумных фугасов, каждый из которых был способен отправить в небытие танковый взвод.
     Между рвом и проволочным забором объекта была проложена дорога, по которой с двухминутным интервалом двигались патрульные джипы и пешие дозоры.
     Обслуживал все это великолепие интернациональный коллектив из ста человек. Были здесь и русские, и поляки, и марокканцы, и даже уроженцы далекой Новой Зеландии. Доктор Севарен был уверен: чем пестрее коллектив, тем труднее врагу будет найти с ним общий язык.
     О врагах доктор Севарен последние тридцать лет думал часто. Благо их у него, простого канадского миллиардера, хватало.
     Когда-то доктор Севарен был подающим надежды ученым – двуногим лабораторным хомячком в очках с толстыми линзами, обладателем шикарной научной библиотеки и чемпионом Квебека по эротическому тетрису.
     Во время всемирного финансового кризиса 2008 года беднягу выгнали из отдела биологической защиты Европейского центра ядерных исследований – того самого центра, который, как известно, позднее довел-таки андронный коллайдер до закукливания в карманную черную дыру. Два месяца Севарен с горя резался в тетрис, чуть не помер от нервного истощения, но инстинкт самосохранения взял верх, и тогда он решил основать собственную фирму. Занял у мачехи, Фионы Морган, наследницы одного из крупнейших состояний Канады, несколько миллионов и взялся за дело.
     Севарен создал фирму «Фиона-Криотех». Фирма специализировалась на покойниках, точнее, на почти покойниках. А именно – на длительной заморозке неизлечимо больных. Конечно, больных морозили и до Севарена. Но лишь пронырливому доктору удалось привлечь гигантские инвестиции со стороны производителей жидкого гелия, сделать эту услугу доступной среднему классу «золотого миллиарда» и даже включить заморозку в базовый пакет социального страхования. Со временем имя «Фиона» из названия как-то незаметно исчезло.
     «Криотех: в будущее на ледяной машине времени!» – обещал рекламный слоган компании.
     Севарен был сказочно богат. Его имя не покидало «горячей сотни» журнала «Forbes».
     Но честолюбие Севарена оставалось таким же неудовлетворенным, как и в молодости. Он верил в одну лишь науку. И единственная слава, которой он жаждал, была славой ученого.
     На доктора Севарена уже работали сотни светлых голов. Но Нобелевская премия каждый раз ускользала из его холодных рук.
     Когда научные издания мира наполнились статьями о новообрященных чудесах Зоны, доктор Севарен понял: его место там.
     Заработанные «Криотехом» миллиарды пришлись как нельзя кстати. Одних взяток на уровне правительств Украины, России и Евросоюза пришлось раздать под четыре десятка миллионов. Не говоря уже о стоимости работ посреди Зоны! Чтобы построить подземный комплекс лабораторий, стройматериалы пришлось доставлять в Зону вертолетами. А чтобы заманить в эти лаборатории перспективных сотрудников, их прежние зарплаты приходилось утраивать, а то и упятерять.
     Но Севарен легко переносил все эти сногсшибательные траты. Его вел азарт. Он чуял – перед ним простирается Небывалое собственной персоной. Еще немного – и ему будут устраивать стоячие овации на всемирных научных конгрессах, его именем назовут престижные гимназии для детей олигархов, а сам он напишет первый в мире учебник по пси-физике…
     Шли годы. Персонал «Объекта 2106» – или «Наутилуса», как его называл сам Севарен, – проедал свою зарплату. Открытия и патенты сыпались как из рога изобилия. Случались среди них и первоклассные. Но Нобелевская премия была по-прежнему недосягаема, как любимая наложница саудовского короля…
     – Так что там с этими проходимцами из «Свободы», Фишер? – спросил доктор Севарен у своего секретаря.
     – Они требуют поднять оплату вдвое!
     – Вдвое? Вот так наглость! Библейского масштаба!
     – Я того же мнения, господин доктор!
     – Вот что: подними на четверть, и пусть убираются к дьяволу.
     – Будет исполнено, господин доктор! – Фишер сделал пометку в своем электронном блокноте.
     – Следующий вопрос.
     – К вам обратился с официальной просьбой здравствующий князь Лихтенштейнский Бертран Адам Третий. Красивое такое письмо прислал, на гербовой бумаге…
     – Я безмерно тронут, – проворчал Севарен, взгромождая на свой письменный стол ноги в стоптанных кроссовках за девять евро девяносто девять евроцентов. – И что ему надобно, этому венценосному вырожденцу?
     – Хочет, чтобы вы проконсультировали его дочь. Пишет, что слышал ваш доклад на всемирном конгрессе физиологов в Оттаве, где вы утверждаете, что облучение установкой «Цирцея» приводит к устойчивой ремиссии болезни Милна…
     – А что, его дочь болеет Милном? – спросил Севарен равнодушно.
     – Да.
     – Скажи этому князю, чтобы катился. Переводить на очередную аристократическую вырожденку «черепаший панцирь» – это чересчур. Все королевские дома Европы не стоят этого редчайшего артефакта! Мужчина, который хочет здоровых детей, должен жениться на официантке, а не на своей двоюродной сестре-герцогине, как это у них, у европейских монархов, водится…
     – Но, доктор… Он пишет, она очень сильно страдает физически…
     – Да мало ли, кто что пишет! – вспылил доктор. – Следующий вопрос.
     – Капитан охраны господин де Врийе сообщает, что, по его данным, деятельность враждебного нам Ордена в последние месяцы резко активизировалась. В связи с чем господин де Врийе просит вас сдать на хранение по стандартной процедуре наш Камень. Говорит, что нельзя быть уверенным в его безопасности, когда он лежит в ящике вашего письменного стола.
     – Что значит нельзя быть уверенным в его безопасности? – взвился доктор Севарен. – Я плачу этому отставному дуболому-парашютисту, убийце сербских сирот, за то, чтобы он обеспечивал неприкосновенность каждого спичечного коробка на каждом квадратном метре моего «Наутилуса»! Вне зависимости от того, активизировался этот чертов Орден или провалился в ад!
     – Так ему и передать?
     – Так и передайте. Кстати, эти аномалисты из Китая уже прибыли?
     – Пока нет. Самолет задержался на промежуточной посадке в Мумбаи из-за погодных условий.
     – Жаль. Я рассчитывал, Люй Гун наконец поможет нам настроить установку «Хром» так, чтобы она предсказывала появление Каменного Неба с точностью до четверти часа… Кстати, с нашим «Хромом» не стыдно и в Нобелевский комитет подаваться…
     – Подавайся, не подавайся, а пока существует это проклятое «лобби Старого Света»… – Лицо секретаря было исполнено скепсиса. – Уверен, без протекции венценосных особ Швеции наше предприятие и на этот раз обречено.
     В этот миг доктора осенило.
     – Как ты сказал? Без протекции? Венценосных особ? – спросил он, и его глаза хищной птицы озарились желтым огнем.
     – Да, я так сказал.
     – А до этого ты о каком таком князе говорил? Дочка у него… Письмо…
     – О князе Лихтенштейнском.
     – А проверь-ка, не является ли князь Лихтенштейнский родственником короля Швеции?
     Секретарь шустро набрал в своем электронном блокноте поисковый запрос. И через несколько секунд, сияя, сообщил:
     – Является. Бертран Адам Третий – двоюродный брат короля по материнской линии.
     – Чудесно! Лучше и быть не может! Сейчас же напиши этому князю, что я беру его дочку на лечение! Но за это он должен пообещать мне свою помощь в установлении кое-каких плодотворных контактов. Улавливаешь, к чему я клоню, Фишер?
     – Разумеется, – с иезуитской улыбкой отозвался секретарь. – Пожалуй, самое время заказывать в Лондоне смокинг для Нобелевской церемонии. Они там, на Олд-Брик-роуд, всегда чертовски медлительны, когда речь заходит о смокингах!
 
Alexander Zorich quick fire
     
STALKER -
 
annotation
     
     Runaway stalkers and Combat Zone Topol proceeded far and wide. But the cat ran between them. Topol has moved in the military stalkers, and serves on the River Cordone - dangerous levels of the Zone, which stretches along the new channel of Pripyat. Well Combat is still on the free bread, produces swag alone ... For valuable swag Combat ready to go anywhere, even to the monolith, but in a certain firm: never and would never finds itself it for Amber Lake. However, sometimes the fate of making such proposals, from which you can not refuse. And then the battalion commander sent for his former partner, poplar, on river Cordon ...
     
Alexander Zorich
running fire
     
    I dedicate this book to the economic crisis and writer Vasily Orekhov
     
PROLOGUE
     
     Five military stalkers crossed the river Pripyat in the shoes-mokrostupah.
     The hour was early, the faces of all five were pale and swollen from a recent dream.
     The commander of the detachment Konstantin Utkin, in the circles of free stalkers known as Poplar, led his troops to the south, to the Gray Hollow, where even at night was received a distress signal from the three Romanian scouts from the UN forces. Who and what has brought the Romanian fighters deep into the Zone Topol had no idea.
     Keeping mokrostupah was hard - these experimental shoes, whose actions have the rare artifacts zones required voltage of almost all the human body muscle.
     But shoes-mokrostupy were in the output absolutely irreplaceable. Towards voenstalkerov we waited a few water hazards, and indeed Grey Dell was bordered by marshes and swamps in the past few months.
     Poplar stopped first. He wiped the sweat from his forehead with the back of his hand. I moved the body weight on the left foot to the right, and scored a lungful of air. I gasped. I swore.
     They just came out, and he was already feeling tired. Damned River Cordon! Who would have thought that the service of a military stalker worse than penal servitude! The raids, ambushes, pickets, rescue yields nearly three week ...
     Following the commander and his men stopped.
     Without saying a word, all five of them turned towards the left bank, where they began their journey. Low storm clouds hung over the fortifications River Cordon - outpost forces of order and justice in the Chernobyl exclusion zone.
     - A barracks something quite seem toy, - said one fighter. - It seems there are not people, and rabbits living ...
     - As for me, our French is not too far from the rabbits are gone. Devour all the time and on the mating dream - critically remarked another.
     - Set aside ethnic hatred! - I ordered Topol, although agreed at heart. Service in an international garrison was given to him is not easy.
     - A new bunker here looks very much - with the approval of the third handed fighter, sipping water from his canteen. - No wonder the builders five months belabour ...
     - Free or without reason - time will tell - grumbled broad voenstalker with a machine gun "Pecheneg". - In the Zone in anything you can not be sure. Today the bunker is and is suitable for use. And tomorrow it a pack of what some poltergeists be acquired - and none of us there are no longer finds itself at any price!
     Rokot two helicopters hit due to the treetops suddenly, as happens only in the Zone because of its stray acoustic walls.
     Topol looked up, expecting to see a couple of "Skayfoksov" which could send the General Staff Perimeter to the aid of the unfortunate Romanians, doubling their output voenstalkerskoy group. But instead uzkobedryh handsome "Skayfoksov" over them slowly crawled on razevshiesya hearty evroharchah multipurpose EH-101 "Cormorant".
     - Who granted us, I wonder?
     - Why us something? Not to us. This is none other than to Amber flew in the laboratory.
     - In such a Yantar Europeans Puzanov would not fly. Europeans at Yantar do not fly. Nothing they do there - Poplar said weightily. - I do not I, is to "Object 2106".
     - And what is the object, Comrade Commander? - I asked one of the men, who was the youngest. Whether it is the usual free stalkers would he walk on inexperienced in lock picks.
     - They say, too, lab. But seemingly more on the missile base is similar. Protected by the Pentagon abruptly.
     - Joke? Something I on a map of your facility have not seen!
     - What a joke here. and it is not on official maps. I once near the perimeter of the fire spread, frozen hard. For a moment at the light drone flew. And he began as a parrot in ten languages require that I cleaned.
     - Do you have it from the machine shmalnuli!
     - So I shmalnul.
     - So what?
     - Well, knocked - Topol said with a slight embarrassment. - But a nice little still in this atmosphere ... Well, also found a place to talk the talk. And if hydrops welder pop up? Or cancer horoscope? Did you see these? Not seen? That would be better and more you remain in blissful ignorance ...
     
     
     Constantine "Topol" Utkin did not lie. On most maps Zone "Facility 2106" really was not.
     It was not his and in a comprehensive UN Register of scientific institutions in the world.
     However, its owner, Dr. Sevara, it does not bother. Guests Dr. Sevara disliked. Yes, and I did not go for a visit.
     Impregnable "Facility 2106" would have envied, and Fort Knox. He was surrounded by a concrete moat, which was filled with napalm, if necessary. Before moat ran a chain of deep vacuum bombs, each of which was able to send into oblivion tank platoon.
     Between the moat and wire fence facility was built road on which a two-minute intervals moving patrol jeeps and foot patrols.
     I served all this splendor international team of a hundred people. There were also Russian, Poles, Moroccans, and even the natives of distant New Zealand. Dr. Sevara was sure: the more colorful team, the harder the enemy will find a common language with him.
     About Dr. Sevara enemies of the past thirty years is often thought. Fortunately they have it, a simple Canadian billionaire, was missing.
     Once Dr. Sevara was a budding scientist - bipedal laboratory hamster wearing glasses with thick lenses, the owner of a chic Research Library and Quebec champion erotic Tetris.
     During the global financial crisis of 2008, the poor man was kicked out of the department of biological protection of the European Centre for Nuclear Research - the very center, which is known to be later brought the same Hadron Collider to zakuklivaniya pocket in a black hole. Two months Sevara grief were playing Tetris, I almost died of nervous exhaustion, but the survival instinct took over, and then he decided to found his own company. To borrow from her stepmother, Fiona Morgan, heiress of one of the largest states of Canada, a few million and set to work.
     Sevara created the company "Fiona-Krioteh". The company has specialized in the dead, or rather, almost dead. Namely - in the long-term freezing of the terminally ill. Of course, patients and froze to Sevara. But a crafty doctor managed to attract huge investments from manufacturers of liquid helium, to make this service available to the middle class "golden billion" and even include freezing in the basic social security package. Over time, the name "Fiona" from the title imperceptibly disappeared.
     "Krioteh: the future in an ice machine time" - promised the advertising slogan of the company.
     Sevara was fabulously rich. His name did not leave the "hot hundreds» «Forbes» magazine.
     But ambition Sevara remained as unfulfilled as a young man. He believed in only one science. And the only glory he craved, was the glory of the scientist.
     On Dr. Sevara has worked hundreds of bright minds. But the Nobel Prize every time slipping out of his cold hands.
     When the world's scientific publications were filled with articles about the wonders novoobryaschennyh Zone, Dr. Sevara realized that his place there.
     Earned "Kriotehom" billions come at an opportune moment. Some were bribes at the governments of Ukraine, Russia and the EU had to give a forty million. Not to mention the cost of the work in the middle of the Zone! To build an underground complex of laboratories, construction materials had to be delivered by helicopters in the zone. And in order to lure in these laboratories promising employees, their previous salary had tripled, and then upyateryat.
     But Sevara easily endured all these eye-popping spending. His passion led. He sensed - before it spreads Impossible person. A little more - and he will arrange a standing ovation at the World Scientific Congress, his name will be called prestigious grammar school for children of the oligarchs, and he will write the world's first textbook on psi-physics ...
     Years passed. "Facility 2106" staff - or "Nautilus", as he called himself Sevara - eats his salary. The discoveries and patents fell in abundance. There were among them top-notch. But the Nobel Prize was still out of reach, as the favorite concubine of the Saudi king ...
     - So what's up with these crooks from "Freedom", Fisher? - Said Dr. Sevara at his secretary.
     - They need to raise pay twice!
     - Twice? That's chutzpah! Biblical proportions!
     - I am of the same opinion, Herr Doctor!
     - Here's what: raise by a quarter, and even removed the devil.
     -, Doctor Wilco! - Fisher made a note in his electronic notebook.
     - Next question.
     - For your formally requested surviving prince of Liechtenstein Adam Bertrand third. Beautiful is a letter sent on stamped paper ...
     - I am extremely moved, - grumbled Sevara, perched on his desk legs in worn sneakers for nine euros and ninety-nine cents. - And what does he want, this crowned degenerates?
     - He wants you to have consulted his daughter. He writes that he heard your report on the World Congress of Physiologists in Ottawa, where you say that the exposure setting "Circe" leads to a stable remission of the disease Milne ...
     - What, his daughter is sick Milne? - Sevara asked indifferently.
     - Yes.
     - Tell that to the prince to rolling. Translate into another aristocratic vyrozhdenku "turtle shell" - it's too much. All the royal houses of Europe are not that rare artifact! The man who wants healthy children, to marry a waitress, not his cousin, the Duchess, as they, the European monarchs, usual ...
     - But, doctor ... He says it is very severely affected physically ...
     - But you never know who wrote that! - Flared doctor. - Next question.
     - Guard Captain M. de Vrije reports that, according to him, the activities of the Order of the hostile in recent months stepped up sharply. In this connection, Mr. de Vrije asks you to deposit according to the standard procedure, our Stone. He says he can not be sure of his safety, as he is in the drawer of your desk.
     - What do you mean you can not be sure of their safety? - Dr. Sevara soared. - I pay the retired dubolomu-jumper, the assassin of Serbian orphans, for the fact that it ensures the integrity of each matchbox on every square meter of my "Nautilus"! Regardless of whether activated this bloody Order or failed to hell!
     - So he and pass?
     - So pass. By the way, these anomalisty from China have arrived?
     - Not yet. The plane was delayed for a stopover in Mumbai due to weather conditions.
     - It's a pity. I hoped Lu Gong finally help us to customize the installation of "Chrome" so that it predicts the appearance of the Stone of Heaven to the nearest quarter of an hour ... By the way, our "Lame" is not ashamed to be fed and the Nobel Committee ...
     - Feeding, not feeding, as long as there is a damn "lobby of the Old World ..." - Secretary's face was full of skepticism. - I am sure that without the patronage of crowned heads of Sweden our company at this time is doomed.
     At that moment it dawned on the doctor.
     - As you said? Without protection? Crowned person? - He asked, and his eyes lit up with a bird of prey with yellow flames.
     - Yes, I said so.
     - And before that, you have about what this Prince said? My daughter had ... Letter ...
     - About Prince Liechtenstein.
     - A check-ka, is not a relative of the Prince of Liechtenstein King of Sweden?
     Secretary smartly scored in his electronic notebook search query. And, beaming, he said after a few seconds:
     - Is an. Adam Bertrand third - a cousin of the king through the maternal line.
     - Wonderful! Better and can not be! Now write this prince, that I take his daughter for treatment! But for this he must promise me your assistance in establishing what some fruitful contacts. You catch what I'm getting at, Fisher?
     - Of course, - with a smile said Jesuit secretary. - Perhaps it's time to book in London tuxedo for the Nobel ceremony. They are there on Old Brick Road is always damn sluggish when it comes to tuxedos!

* Внимание! Информация, представленная *