Варков Денис Новая жизнь

Варков Денис Новая жизнь
 
Предисловие
 
 
Это предисловие лишь для тех, кто не знаком с миром игры S.T.A.L.K.E.R., созданной разработчиками из GSC Game World, или не знает, с чего всё начиналось. Тем же, кто знаком с этим миром и при слове S.T.A.L.K.E.R. вспоминает не только игру но и многочисленные книги по этой вселенной, советую пропустить эти страницы и перейти к содержанию книги.
После первого взрыва на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года из реактора в атмосферу попало очень большое количество радиации, что в следствие вызвало приступы лучевой болезни у людей, которые жили там и сильное загрязнение окружающей среды. Сами же люди покинули заражённую радиацией территорию самого АЭС, близлежащих городов (Припять и Чернобыль) и небольших населённых пунктов, благодаря действиям храбрых ликвидаторов. В те времена взрыв так всколыхнул общественность так, что правительство сделало все, чтобы о катастрофе не вспоминали, а если даже и вспоминали то со страхом. Чернобыльская Зона отчуждения — так её тогда прозвали.
С тех пор прошло много времени. Радиация постепенно стала уменьшаться и приходить на нормальный, правда немного завышенный уровень. В Зону отчуждения стали возвращаться и люди. Были они двух типов: те, кто изучал или работал на АЭС, и те, кто назывался «самосёлами». Города так и остались брошены, правда, были очень сильно разорены людьми, которые приезжали сюда в надежде увидеть что-то интересное.
Так продолжалось вплоть до 12 апреля 2006 года. В этот день произошло нечто необъяснимое. Небо и земля заискрились ярким светом, земля содрогнулась, и раздался неописуемый звук. Через день вся территория Зоны отчуждения (разросшейся на несколько десятков километров) была оцеплена военными. Люди, оставшиеся в живых после этого инцидента, пытались бежать за военные кордоны, но их не пустили и спустя несколько дней они пропали без вести. То же самое случилось с некоторыми блокпостами военных и с несколькими группами учёных, отправившихся вглубь новой Зоны.
 
Зону (именно так, потому что теперь её стали называть без слова "отчуждения") стали с 2008 года активно изучать учёные. Главной причиной были различные аномалии, которые работали против всех законов и физических, и моральных, и временных — против всех законов. В те дни учёные впервые стали встречаться с представителями агрессивной мутировшей фауны. Мутанты были очень хитры и опасны, а главное — они совсем не боялись человека.
2008 год. В Зону стали реже водить группы учёных, потому что командованием было решено поселить их в бункере возле озера Янтарного. Военные посты были раскиданы вокруг Зоны в три кордона. Военные тщательно патрулировали границы аномальной Зоны, но всё чаще в Зону стали проникать люди. Они стали звать себя сталкерами, вольными бродягами Зоны. В Зоне появились торговцы, которые торговали оружием, выкупленным у военных. Вскоре стало известно, что сталкеры стали сбиваться в группы и создавать нечто наподобие группировок. Им нужен бы лидер, который их поведёт дальше и объяснит, зачем они в Зоне. И каждая группировка нашла такого человека.
2009 год. В Зоне началось противостояние между двумя многочисленными сталкерскими группировками — Свободой и Долгом. Одна из них (Свобода) являлась воплощением анархизма и проповедовала свободную торговлю артефактами (особыми предметами, обладающими сверхъестественными свойствами) и мир в Зоне, а другая (Долг) проповедовала полное уничтожение Зоны и всех её частей. Вдобавок в Зоне появилась загадочная группировка фанатиков, поклоняющихся не менее загадочному Монолиту (некому аномальному камню, способному исполнять желания). Они даже прозвали себя монолитовцами в честь своей веры. В это же время в Зоне появилось множество менее многочисленных кланов.
2010 год. На чернобыльской Зоне отчуждения стали зарабатывать все. Перепродажа артефактов в частные коллекции, вывоз мутантов для изучений, опасные экскурсии на заражённые территории — всё это стало обыденным делом, доступным почти каждому.
2011 год. Объединённый штаб исследователей Зоны заказывает очередную экспедицию на Болота — одну из местностей аномальной чернобыльской Зоны. Состав экспедиции состоит лишь из молодых учёных, стремящихся познать смысл и тайны этого противоречащего всему места.
 
Часть первая «Страх и смерть»
 
 
Судьба? Да ну её к чёрту! — Стрелок.
 
Когда три месяца назад я узнал, что мне, как и другим сотрудникам нашего института предложили ехать на временную работу на север Зоны, то, не раздумывая, записался в список, который нам дал заведующий нашим отделом. Он был грузный мужик лет пятидесяти, который буквально живёт на работе и поэтому всегда ходит в одном и том же, а именно: в старом синем костюме учёного и в таких же старых поношенных ботинках. До того много работал, что забывал про смену имиджа. Глупо, но это так. Добрый мужик, весёлый, работящий — всегда помогал мне, если я просил. Да и не только мне. Умел разбавить атмосферу какой-нибудь шуткой, зачастую пошлой. Этого у него не отнять. Так и в тот день, когда я стоял в огромной очереди желающих записаться, он, увидев меня среди толпы желающих, воскликнул:
— Эй, Андрюх! Иди сюда! — он поднял руку над головами остальных удивлённых учёных и добавил более тихим тоном уже не мне: — Он у нас давно работает, так что ему можно и без очереди. Когда я подошёл к нему он жестом попросил удостоверение. Я его ему протянул и услышал злорадствующий смешок, а потом и голос:
— Андрюх, это ты чтоль? Вот умора-то. Совсем малой тут, — с этими словами он громко засмеялся и дважды хлопнул рукой по столу с бумагами. Из-за чего одна из них слетела и легонько планировала на кафельный пол, где и осталась лежать. Пол кстати был грязный. Старая плитка уже потрескалась и иногда создавалось впечатление, что пыль лезет из-под пола.
— Какой есть… — тихо промямлил я, то ли от смущения, то ли от того что огромная очередь желающих записаться сзади стала понемногу возмущаться и бормотать невнятные ругательства.
— Да ты не обижайся. Просто впервые вижу у тебя такую весёлую мордашку. Ты ж всегда такой серьёзный, — он нагнулся и поднял с пола лист бумаги. Потом дунул на него, поморщился, и, развернув ко мне, добавил: — На! Пиши имя фамилию и так далее.
В ответ я лишь кивнул, достал паркер, (старый, подаренный мне ещё дедом) и стал заполнять бланк, мысленно зачитывая строки. "Так что тут у нас? Ага, ФИО. Пишем так: Андрей Петрович Ляткин. Пол — мужской, какой де ещё? Стаж работы — 2 года. Образование — высшее. Цель поездки — изучение аномального объекта".
Закончив заполнение бланка, я протянул заведующему лист, а паркер убрал в нагрудный карман. Руки немного дрожали, скорее всего, от волнения. Заведующий взял лист, повертел его в руках, перевернул его вверх ногами, сделал вид что читает, и, убедившись, что я не отреагировал на его шутку, положил сверху на стопку таких же листов, уже заполненных. Не так уж их и много — всего пять. Или шесть? Там вроде ещё один, под нижним листком лежит. Какая, в общем-то, разница? Заведующий посмотрел на меня, улыбнулся и сказал:
— Ну, теперь ты нас покинешь надолго. Не забудь на сабантуй сегодня вечером придти. Там я, Валерий, Эдик и остальные наши будут. В общем, будем как обычно, — последнюю фразу он как будто проглотил, а потом, резко чихнув, пробурчал что-то себе под нос. Нет. Это был непросто насморк, скорее аллергия. Но на что? Скорее всего, на пыль или что-то в этом роде. Вылечить бы ему это, да он всё на работе днями и неделями. Глупо.
— Приду, — коротко сказал я, заметив, как очередь стала активно возмущаться. Один из стоявших в очереди учёных, а именно высокий молодой парень в штатском костюме (строгий пиджак и брюки), подошёл к нам и пробасил:
— Может, болтовню закончите, а?
— По делу болтаем. Дуй в очередь, — ответил ему заведующий, не сводя улыбки с лица. Он всегда знал что делает. Уважаю за это
 
***
Я сидел за столом и рассматривал свою коллекцию книг. Физика, геометрия, алгебра, тригонометрия, химия, квантовая физика — я убил на изучение этих наук всю свою жизнь. Но я ведь ещё молод. Можно одуматься, отдохнуть от всего этого и отправится в свободное плавание. Хотя зачем? Мне и так нравится. Нравится ли? Не могу сказать. Скорее всего, я не смогу жить по-другому. Я улыбнулся. Именно так. По-другому мне не жить. Как говорится в одном старом анекдоте, привычка страшней зависимости… или это не анекдот? Всё равно мысль верная. Сложив руки на животе, я перевёл взгляд в окно. Проспект. Он как раз такой, каким я его люблю. Тихий. Спокойный. Периодически проезжающие машины не портят городской идиллии. Или портят? Скорее нет, чем да. Внезапно на дороге появилась знакомая мне машина. Это была машина Эдика. Старый Opel, по-моему, уже давно должен был быть спущен в утиль, но Эдик упорно держался за свою машину. Продавать не хотел. На все предложения отвечал отказом. А ведь даже коллекционеры предлагали ему нехилые деньги за эту машину, а он глупец всё отказывался. Почему? Откуда мне знать. Любил он этот автомобиль. Убеждённого человека сложно переубедить. И всё тут! Машина подъехала к обочине дороги, и оттуда появились две фигуры: Эдика и заведующего. Похоже они за мной. Я встал из-за стола. Неловко задел стол, с которого чуть не упала недопитая кружка кофе. Чёрный, крепкий. Мой любимый. Аромат от него ещё стоит в комнате. Я похлопал себя по карманам. Где же ключи? Вроде клал их здесь. А! Вон они. Я подошёл к кровати и взял их оттуда.
Вместе со мной решил поехать мой старый друг — Эдуард Сергеев. Мы знакомы с детства. Вместе учились в школе, вместе поступали в естественнонаучный профиль — вместе в институте учились и, конечно же, вместе пошли работать в один и тот же институт, правда не в тот в котором учились, но всё же. Всегда помогали друг другу. Он всегда был немного рассеянным, и я его часто выручал. Да и он помогал мне, когда я что-то забывал сделать или не знал как сделать.
В этот момент в дверь постучали, и я услышал голос Эдика:
— Андре! Ты где?
— Хе-хе. Андре. Вы, блин, что иносранцы? — заведующий захохотал своим тихим скверным смехом, как у хриплого гоблина. По крайней мере, я всегда делал именно такие ассоциации.
— Может иностранцы?
— Я сказал, что сказал. Не спорь. Ладно, Андрюха, пошли уже.
Я отворил дверь и увидел собеседников. Эдик немного нервничал, (это было видно по его резким движениям и бегающему взгляду) а заведующий стоял спокойно. Непоколебимо. Ему было всё равно, что вокруг. Он просто ждал. Меня. Не хотелось заставлять их ждать ещё дольше.
— Иду. Сейчас, только дверь закрою, — сказал я и стал возиться с замком. Эдик развернулся и пошёл к лифту, чтобы поскорей его вызвать, а заведующий дружеским пинком меня поторопил:
— Давай уже… Андре! Хе-хе.
 
WARC Denis New Life
 
foreword
 
 
This is only an introduction for those who are not familiar with the world of the game S.T.A.L.K.E.R., created by developers from GSC Game World, or do not know how it all began. Those who are familiar with this world and with the word S.T.A.L.K.E.R. recalls not only the game but also numerous books on this universe, I advise you to skip this page and go to the contents of the book.
After the first explosion hit a very large amount of radiation that caused radiation sickness consequence seizures in people who lived there and the strong pollution of the Chernobyl nuclear power plant April 26, 1986 from the reactor into the atmosphere of the environment. Themselves as people left the area infested by radiation of nuclear power plants, the nearby towns (Pripyat and Chernobyl) and small settlements, thanks to the brave actions of the liquidators. In those days, an explosion so stirred up the public, so that the government has done everything to make of the disaster are not remembered, and even if they remembered with fear. The Chernobyl Exclusion Zone - as it then was called.
Since then, much time has passed. Radiation is gradually began to diminish and come to normal, though slightly overvalued level. The exclusion zone and people began to return. They were of two types: those who have studied or worked at the plant, and those who are called "samosely". Cities have remained abandoned, however, we were very much ruined by people who came here in the hope of seeing something interesting.
It was not until April 12, 2006. On this day there was something inexplicable. Heaven and earth sparkled bright light, the earth shook, and there was an indescribable sound. A day later, the entire territory of the Exclusion Zone (overgrown for several tens of kilometers), was cordoned off by the military. Those survivors of the incident, tried to run after the military cordons, but they were not allowed, and a few days later they were missing. The same thing happened with some military checkpoints and a few scientists group who went deep into the new areas.
 
Zone (so, because now become her calling without the word "alienation") began in 2008 to actively explore the scientists. The main reason were the various anomalies that worked against all the laws of both physical and moral, and time - against all laws. In those days, scientists have for the first time began to meet with representatives of the aggressive mutirovshey fauna. Mutants were very tricky and dangerous, and most importantly - they are not afraid of humans.
2008. In the Zone were less likely to drive a group of scientists, because the command had decided to settle them in a bunker near Lake Amber. Military posts were scattered around the area in three cordon. Military carefully patrolled borders of anomalous zones, but more often in people began to enter the Zone. They began to call themselves stalkers, free zones vagrants. In the Zone were merchants who traded weapons, the military treasury. Soon it became known that the stalkers began to stray into groups and create something like groups. They would need a leader who will lead them further and explain why they are in the zone. And each group has found such a man.
year 2009. In the Zone started the confrontation between the two factions numerous stalker - freedom and duty. One of them (Freedom) was the epitome of anarchism and preached free trade artifacts (special objects having supernatural properties) and the world of the Zone, and the other (long) preached the complete destruction of the Zone and all its parts. In addition, the Zone has appeared a mysterious group of fanatics who worship no less mysterious Monolith (no one anomalous stone, capable to fulfill desires). They even called themselves Monolith in honor of their faith. At the same time in the zone, a host of less numerous clans.
2010. On the Chernobyl Exclusion Zone began to earn everything. Resale artifacts in private collections, export of mutants for the study of dangerous trips to the infected area - all this has become commonplace, affordable to almost everyone.
2011. Joint headquarters researchers Zone orders another expedition to the Swamp - one of the areas of anomalous zones of Chernobyl. The composition of the expedition consists only of young scientists who want to know the meaning and mystery of this is contrary to the whole place.
 
Part one, "The fear and death"
 
 
Fate? Oh to hell with it! - Shooter.
 
When three months ago, I learned that I, like other members of our institute have offered to go to the temporary work areas to the north, then, without hesitation, I joined the list, who gave us the head of our department. He was a burly man in his fifties, who literally lives at work and therefore always goes in one and the same, namely, in the old blue suit and a scientist in the same old worn boots. Before a lot of work that he forgot about the change of image. Silly, but true. Good man, cheerful, hard-working - always helped me when I asked. And it's not just me. He knew how to dilute the atmosphere of some joke, often vulgar. That does not take away from him. And in the day when I was standing in a huge queue wanting to enroll, he saw me in the crowd wanting, exclaimed:
- Hey, Andrei! Come here! - He raised his hand over the heads of the rest of the surprised scientists, and added a quieter tone is not me - He's a long-running, so it is possible and without waiting in line. When I approached him, he motioned for the certificate. I handed it to him, and heard gloating laugh, and then the voice:
- Andrei, are you chtol? That scream something. Very small here - with these words he laughed aloud and twice slammed a hand down on the table with papers. Because of what one of them flew off and gently planned on the tiled floor, where he remained lying. Sex was dirty way. Old tiles have cracked and sometimes had the impression that the dust climbs from under the floor.
- What is ... - I mumbled quietly, either from embarrassment or because of the fact that a huge queue wanting to sign the back became a little angry and muttering incomprehensible curses.
- Yes, do not be offended. Just never seen you so cheerful attractive face. Well you always so serious - he bent down and picked up a piece of paper. Then he breathed on him, frowned, and unfolded to me, said: - On! Write the name of the name, and so on.
In response, I just nodded, pulled Parker, (old, given to me by my grandfather more) and began to fill in the form, mind reading the lines. "So what we have here Yeah, name Writing like this:?.. Andrei Petrovich Lyatkin Gender - Male, a de more work experience - 2 years Education - Higher Purpose of travel - study of anomalous objects?..."
When you have finished filling in the form, I reached the head sheet, and Parker put it in his breast pocket. Hands trembling slightly, most likely with emotion. Head took a sheet, turned it over in his hands, turned it upside down, pretended to read, and making sure that I did not react to his joke, put on top of a stack of the same sheet is already filled. Not so a lot of them - all five. Or six? There's sort of another, under the lower leaf lies. What, in general, is the difference? Head looked at me, smiled and said:
- Well, now you forsake us for a long time. Do not forget to come to the evening drinking bout today. There I was, Valery, Edward and the rest of our will. In general, we will as usual - the last sentence he seemed to be swallowed, and then, abruptly sneezing, muttered something under his breath. No. It was not easy to cold, most allergies. But what? Most likely, dust or something like that. it would cure him, but he kept on working days and weeks. Silly.
- I will come - shortly I said, noticing how all became actively resent. One of the scientists who stood in line, namely a tall young man in civilian clothes (strict jacket and pants), came to us and boomed:
- Maybe finish the talk, eh?
- In the case of chat. Dui in turn, - said the head of it, keeping the smile from his face. He always knew what he does. Respect for it
 
***
I sat at the table and saw his collection of books. Physics, geometry, algebra, trigonometry, chemistry, quantum physics - I killed on the study of the sciences throughout his life. But I'm still young. You can change their mind, take a break from it all and go to the free swimming. Although why? And I like it. Like it? Hard to say. Most likely, I will not be able to live differently. I smiled. Exactly. In another way, I can not live. According to an old joke, terrible habit of depending ... or it is not anecdote? Anyway, the idea is correct. Putting his hands on his stomach, I glanced out the window. Avenue. He was just such as I love him. Quiet. Calm. Periodically passing cars do not spoil the urban idyll. Or spoil? More likely no than yes. Suddenly on the road there was a friend of my car. It was a machine Edik. Old Opel, in my opinion, has long had to be lowered to the scrap, but Edward stubbornly held on to his car. Selling would not. All offers refuses. But even collectors offered him sickly money for this car, but he still refused to fool. Why? How should I know. He loved this car. Convinced man is difficult to convince. And that's it! The car pulled up to the side of the road, and there were two figures: Edik and head. It looks like they are behind me. I got up from the table. Embarrassing reserve a table, from which almost fell unfinished coffee mug. Black, strong. My favorite. The scent of him still stands in the room. I patted his pockets. Where are the keys? It seems to put them here. A! There they are. I walked over to the bed and took them out.
Together with me decided to go to my old friend - Eduard Sergeev. We have known since childhood. However, at school, along acted in natural sciences - together in the Institute studied and, of course, went to work together in the same institution, though not at the university where I studied, but still. Always helped each other. He's always been a little absent-minded, and I often rescued. And he helped me when I have something to forget or do not know how to do.
At this point, I knock on the door, and I heard a voice Edik:
- Andre! Where are you?
- Hehe. André. You damn that inosrantsy? - Head laughed his quiet nasty laugh, like a raucous goblin. At least, I have always done such associations.
- Can foreigners?
- I said what I said. Do not argue. Well, Andrei, had already gone.
I opened the door and saw his companions. Edward was a little nervous (this was evident in his sudden movements and run the view) and the head stood still. Unshaken. He was like that around. He just waited. Me. I do not want to make them wait even longer.
- I'm coming. Now, the door closed, - I said, and began to fiddle with the lock. Edward turned around and went to the elevator to hurry his cause, and the head of a friendly kick urged me:
- Come on ... Andre! Hehe.

* Внимание! Информация, представленная *