Сергей Вольнов Ловчий желаний

АННОТАЦИЯ:

Зона в будущем, десятки лет спустя…

Что с нею сотворило время? Какие изменения внесло в мир людей само её существование?

За ответами на эти вопросы в аномальную реальность уходит журналист. Цель его бес-примерного репортажа е места событий — добыть и поведать человечеству правду о Зоне.

Но этот бесценный хабар — правильные ответы — уже разыскал сталкер, который сумел выжить в смертоносных дебрях и лабиринтах не год, не два, не пять, а намного дольше…

 

Посвящается тем, кто способен искренне пожелать счастья для всех, даром…

 

Настоящая жизнь гораздо интереснее — нет искупления и мало счастливых концовок…

Очевидная максима

Никто, кроме храбрых, не заслуживает справедливости.

Максима спорная, но привлекательная

Каждое поколение учит следующее…

Максима, излагающая суть основного принципа обучения — единоборству, ремеслу, искусству… жизни

ПРОЛОГ

…последний выстрел он себе оставил, но сегодня ему не везло по-крупному, даже легко умереть не удалось. На бегу подхваченный с трупа врага помповик заклинило. В перекошенном затворе «винчестера» безнадёжно застряло единст-венное средство, по-быстрому способное избавить его от бремени той жизни, что хуже смерти.

С утра началось. Первыми наскочили какие-то незнакомого вида твари мутные. На второе — зелёная молния вмаза-ла совсем рядышком, жаром полыхнуло прямо в глаза. Затем, уже неподалёку от бывшего посёлка, за которым всего сутки красться до сподручного входа в Зону, фирменное блюдо подоспело. Стая квазикошек выследила прохожих путни-ков, еле отмахались. Теперь вот на закуску проказники, что выскользнули поохотиться в изменчивом хаосе призонной округи. И какой лукавый чёрт дёрнул просачиваться напрямик сквозь поселковую территорию?!

Правду сказал вчера Шест: бывают дни, когда удача берёт отгул. Человек видит лишь её тыл, по мере отдаления всё меньших и меньших размеров спину. Как чувствовал жердяй или накаркал. Ночью длинный тощий болтун в тёплом спальнике нежился, согревая на груди бутылочку с редчайшим хабаром, а сейчас на голой земле у опрокинутой решёт-чатой мачты валяется, холодней некуда, и чудесный эликсир ему без всякой надобности. Вместо живой головы бесфор-менная головешка цвета Зоны и Предзонья, какими их изображают на карте мира. Где-то же есть он, мир за их преде-лами… Неужто есть?! Слабо верится, забылся почти. Вполне хватило времени и пространства от периметра до грани Черноты.

Шесту легко, вечный гамлетовский выбор судьба уже сделала вместо него. А ещё живому тяжко — ведь лезвием резануть сонную придётся. Вот непруха, жестянка американская подвернуласъ, нет бы «калаш». Эх, до чего ж при-скорбно, идти-то осталось всего ничего! Но слишком далеко ещё, не докричаться. А жизнь вот-вот оборвётся, да ещё гнуснейшим способом…

Ох, чёрт! А там что за штуковина возникла ?

Или… всё-таки повезёт другой тропкой улизнуть в смерть? Вдруг снова развернётся госпожа Фортуна личиком, да напоследок… Улыбнулась! Бензинчиком запахло! А ну-ка переместим легковоспламенимую органику поближе к новому средству избавления, что материализовалось на бывшем тротуаре, прямо на глазах. Вот та-ак. Давайте, давайте, гни-лушки корявые, и вы ближе подползайте, бли-иже. Добыча здесь, за бочкой горючки, и в кулаке у ней зажигалочка на-дёжная, подарок Лучу от незабвенной Шутки…

— Эй, сталкер! Живой?! — прозвучал многократно усиленный мегафоном звонкий женский голос, и эхо испуганно заметалось в проходе между бывшими домами посёлка, отскакивая от железобетонных стен, беспощадно иссечённых десятилетиями заброшенности… Вой!.. Ой!.. Ой!..

Уооооооооой!!!

Но это — уже выли проказники. Рейдеры патрульные с ними всегда расправлялись беспощадно и стремительно. Че-ловека ещё, даже пойманного с рюкзачищем, под завязку хабаром набитым, могут оставить в живых. Уже не человеку или совсем не человеку — снисхождения от них не дождаться.

Потому и отбирают добровольцев не только по боевым навыкам и параметрам состояния организмов. Главнейший критерий — лютая ненависть ко всем нелюдям.

С бойцами из Очищения, послужившего в своё время реальным прототипом легендарной группировки «Долг», у них полное взаимопонимание. Поэтому интервояки здесь и снуют, на краю Зоны. По самой кромочке подконтрольного своего Предзонья. Товарищи по ненависти собранный, найденный, купленный и отнятый у других сталкеров хабар сами принесут, дисциплинированно сдадут и обратно уползут, груженные провиантом, защитными средствами и боеприпа-сами…

 

Николай обычно с верным «самсоном» не расставался. Неожиданный ракурс мог открыться взгляду совершенно вне-запно. Профессионал должен быть вооружён, всегда готов к работе. Однако сейчас он гость и вынужден согласиться на разлуку с комплектом рекордеров.

Распоряжения хозяина дома выполнялись тщательно. Исключений не существовало и для многократно проверенных друзей. Ничего, даже отдалённо напоминающего оружие, в личные апартаменты не проникало.

Четвёртая власть в гостях у первой — помнит своё место. Поэтому Ник оставил сумку в круглом вестибюле, на столе охраны, и позволил усатому Пашке себя по бокам прохлопать. Давно знакомый телохран смотрел виноватыми глазами, но обыскивал исправно. Работа такая, ничего личного. Тоже профессионал.

Миновав коридор и войдя в холл, что-то вроде приёмной перед кабинетом, гость столкнулся с белёсенькой девицей, собирающей пыль маленьким «электровеничком». Проекционка терминала пестрела табличками и окошками работаю-щих программ, компутом явно пользовалась эта пародия на блондинку, прежде чем взяться за уборку.

Секретарш хозяин в доме не держал, поэтому некоторые их функции исполняли горничные. Эту, кажется, зовут Ок-саной… точнее, их всех зовут Оксанами… Чтобы не утруждать себя запоминанием лишних подробностей, здешний по-велитель взял, да и распределил прислугу по именным категориям. Охранники — Пашки, водители — Данилы, трое са-довников — Васяни, повара — Саньки…

— Здрасьте, милая барышня. У себя он? — спросил Николай.

— Здравствуйте, Николай Андреич, — ответила девушка, и сообщила: — Нету их здесь. Качзал изволили посетить.

Глядя на неё, Ник опять задался вопросом, где же всё-таки нынешняя жена хозяина откапывает антисексуальных уродин в обслугу «нашей мегавиллы»?! Именно так горделиво именовала дом хозяйка, хотя Ник скорее назвал бы это громоздкое сооружение замком бункерного типа. Средневековое фортификационное — на современный лад. Друг детст-ва хорошенько подготовился на случай… на всякий случай. Ведь случаи всякие бывают, уж кто-кто, а опытный репор-тажный журналист понимал это прекрасно.

Хорошо хоть не китаянка. После августовского приснопамятного указа предыдущего президента, упростившего въезд, стремительные, как тараканы, «поднебесники» невероятно быстро заполонили многие сферы сервиса и отрасли производства. Встретить горничную славянской или хотя бы татарской внешности — уже скорее исключение, чем прави-ло. Что эти ушлые ребятки весь мир способны захапать и Землю превратить в сплошной Китай, невооружённым глазом видно, и давно. Опасения лишь подтверждаются, всё красноречивее с каждым годом…

Сиюминутное место пребывания хозяина дома отделял от кабинета зимний сад. Цветущими магнолиями пахнет, зар-раза, сообразил Ник, шагая по дорожке сквозь роскошное буйство экзотических растений. Красиво жить не запретишь, ещё бы!

— Наше вам с хвостиком, избранник недостреленный, — поздоровался он, войдя в тренировочный зал. — Не затош-нило ещё от думанья дум?

— Физкультпривет, журналюга… — проворчал Бедлам, энергично насилующий специальный тренажёр для подкачки мышц тазобедренного пояса. — Пулькину премию взял? Обмывать явился?

Пулькиной премией дружок закадычный звал Пулитцеровскую , чтоб не заморачиваться с проговариванием ориги-нальной версии.

Редко употребляемые слова Бедлам предпочитал из своего активного лексикона изымать. Хотя великолепно знал три языка и ещё парочкой овладел неплохо. Он вообще много чего знал, но не затруднял себя утомительным стремлением к соответствию внешнего и внутреннего обликов. По этой причине мало знающие его люди вводились в заблуждение чер-тами и выражением лица, а также характерностью речи Бедлама, которую он на публике с удовольствием намеренно усугублял.

— Обломится, Буратино из нас двоих ты, — ответил гость. — Выбор напитков мой, золотые твои.

Что тоже было традиционным спичем. Уже лет восемь, с момента завершения того мрачного периода, когда Ник на второй космической вылетел из русской редакции «Юнит Еуропа Ньюс» за слив материала «налево» и перешёл на воль-ные хлеба фрилансера.

Привыкшая к статусу жены одного из популярных медиа-балаболов стерва Катька через полгода сбежала с каким-то питерским торгашом. Любовница продержалась дольше, но когда придавленный безнадёгой «Колюня» провалился в бессрочный запой, не выдержала и Светка. Его тогда никуда не брали и никаких внештатных заказов не давали, эсмэиш-ный народ боялся связываться с репортёром, запятнавшим себя изменой своему работодателю. Знали бы они все, уроды, что и кому он тогда слил… В странах, где у власти настоящие патриоты, за такие деяния памятники героям-разведчикам ставят.

Период угарного безвременья завершился в одночасье. Дверь убогой однокомнатушки на девятнадцатом этаже с ви-дом на вторую Кольцевую с той стороны — куда бывший поставщик горячих новостей перебрался, запродав квартирищу на Садовом угол Тверской, — вылетела от мощного таранного удара. Первыми ввалились «пашки», за ними царственно вплыл цветущий тридцатипятилетний мужчина круто олигархической наружности.

К тому дню Ник лет пять не видел Бедлама, потому не сразу узнал, да и состояние перманентного опьянения не спо-собствовало узнаванию. Разругались они из-за Катьки, стервы. Как в анекдоте. Но боль от стремительного роста рогов оказалась нестерпимой реально. Вернувшийся раньше срока из командировки журналист врезал бывшему лучшему другу в бесстыжую харю и на русском матерном выдал что-то аналогичное сакраментальному «Чтоб глаза мои тебя больше никогда не видели!».

И глаза не видели. До той самой минуты, когда вслед за двумя телохранами в ободранную комнату вступил олигарх собственной персоной…

— Не золотые… У меня лектронно-циферные, — проворчал Бедлам и с шумным вздохом облегчения от несчастного тренажёра отвалился. — Погнали, Базилио, жахнем по баночке «Очаковского».

— Только Лису третьей не зови… — ляпнул Ник. И пожалел, что не сдержал язык. На этой малоумной, но ирреально красивой рыжей кукле Маше любвеобильный Бедлам женился сравнительно недавно, и страстный период не миновал. Друг всё ещё светился, совпадая с паспортной фамилией.

С первого по седьмой включительно Борьку Лампочкина звали Лампочкой, Лампушей и Лампычем, последователь-но. В очередной первосентябрьский день новоиспечённые восьмиклассники обрели Бедлама. Отныне и навсегда. Борис Эдуардыч обрёл гордое имя на ещё четыре школьных года и оставшуюся жизнь.

Директриса перед всем ученическим электоратом окрестила лучшего хулигана гимназии, пожелав ему в новом году исправиться и не устраивать бедлам. Ник, тогда звавшийся Пауком, мгновенно уловил созвучие и во всеуслышание со-общил Лампычу о почти-совпадении с первыми слогами ФИО.

Пацанам настолько понравилось слово, что они моментально его учредили в качестве персональной кликухи. Дев-чонки ещё некоторое время упорствовали в своих привычных заблуждениях, как и положено женщинам, строили из себя ревнительниц традиций, но затем сдались.

Очаровательной сволочью, по выражению умной мамы Ника, сорванец Борька был с младых ногте… пардон, когтей, и это неотразимое сочетание наповал сражало фемин. Он им отвечал пылкой взаимностью, всем подряд, и на этой почве Ник мог бы вспомнить немерено историй, за любую из которых специализирующиеся на бульварщине сетевые ресурсы отвалили бы роскошный гонорар.

Старшеклассники тоже заценили, Лампыч вообще с четвёртого-пятого класса выглядел старше своих лет и к восьмо-му на равных тусовался с большими пацанами. Утверждённое позитивным вердиктом старших имечко Бедлам приклеи-лось к нему на законных основаниях. И начало становиться брэндом… В тот год как раз необычайно популярным у родителей, а потом и у детей, сделался интернет-сайт «Одноклассники точка ру», и «Борис Лампыч» отредактировал свой профайл тем же сентябрьским вечером.

В силу своей беспрецедентной для рунета массовости — великое множество переживаний и страданий принесло его участникам это виртуальное место встреч, по идее, вроде бы достаточно безобидное. Не одну семью реально разбил сайт, миллионы людей перессорил и многим сетевым хамам и маньякам предоставил агар-агар для размножения, но как минимум одного индивидуума, известного Нику, уму-разуму научил монстрический О.ru.. Новая аватарка у Бедлама повисла устрашающая: окровавленный Меч Разящий со свисающими петлями кишок. А первой группой, которую он создал, администрируя от нового имени, была «ВСЕХ УБЬЮ, ОДИН ОСТАНУСЬ». Группу снесли вышестоящие админы «Одноклашек» на третий день существования за человеконенавистнические призывы, и Бедлам задумался о смысле жизни.

Ник, на правах эксклюзивно приближённого, был в курсе духовных исканий. Он видел, как друган самостоятельно нарыл ответ на сложнейший философский вопрос: тварь я дрожащая иль право имею?!

 

ANNOTATION:

The zone in the future, ten years later ...

What created the time with her? What changes are made to the human world of its existence?

For answers to these questions in an abnormal reality goes journalist. The purpose of his demon-e exemplary reportage scene - get and tell the truth about humanity Zone.

But this priceless loot - the correct answers - already spotted the stalker, who managed to survive in the jungle and deadly labyrinths is not a year, not two, not five, but for much longer ...

 

Dedicated to those who are able to sincerely wish happiness for all, for free ...

 

Real life is much more interesting - there is little redemption and happy endings ...

The obvious maxim

None but the brave, does not deserve justice.

Maxim controversial but attractive

Each generation teaches the next ...

Maxim, which presents the essence of the basic principle of education - arts, crafts, art ... life

PROLOGUE

... The last shot, he left himself, but today he was not lucky on a grand scale, even managed to not die easily. On the run I picked up the shotgun with enemy corpses jammed. The skewed gate "hard drive" is hopelessly stuck uniqueness-vennoe means a quick able to relieve it of the burden of the life that is worse than death.

In the morning began. The first run against some unfamiliar kind of murky creature. On the second - green lightning vmaza la quite side by side, the heat flashed in the eye. Then, already near the former settlement, which was only a day to sneak up to handy entry into the Zone, the house specialty has appeared in time. Flock kvazikoshek tracked Putney passers-ing barely had covered. Now here's a snack pranksters that slipped out to hunt in the chaos of a changing neighborhood Prison. And what a wicked devil pulled seep straight through the territory of the village ?!

Truth said yesterday Pole: there are days when fortune takes a day off. Man sees only its rear, the further the smaller and smaller dimensions of the back. How I felt Longshanks or nakarkal. At night, a long skinny chatterbox in a warm sleeping bag luxuriated, warming the chest bottle rare swag, and now on the bare ground in an inverted-sieves-stage mast lying, colder bottom and a wonderful elixir him unnecessarily. Instead of live head-besfor mennaya firebrand color zones and Predzonya what they portray on the world map. Somewhere there is He, peace for their pre-Lami ... Surely there ?! Little hard to believe, almost forgotten. It was enough time and space from the perimeter to the point of blackness.

Six light, the eternal fate of Hamlet's choice already made for him. And still live hard - because the blade rezanut carotid have. Here nepruha, tin American podvernulas, there would be "Kalash". Oh, what a train at-sadly, it goes something left nothing at all! But still too far away, not dokrichatsya. But life is about to cut short, and even vile way ...

Damn! And then what a contraption there?

Or ... still lucky to sneak another trail in death? Suddenly, Ms. Fortuna will unfold again face, yes ... finally smiled! Benzinchikom smell! Come move the flammable organic closer to the new means of disposal that materialized at the former sidewalk in front of. Here ta-ak. Let's, let's, STI-Luschka sloppy, and you crept closer, bli-ilk. Mining here for gorjuchki barrel, and fist in her zazhigalochka on-dёzhnaya, a gift from Ray unforgettable Jokes ...

- Hey, stalker! Alive?! - Sounded repeatedly amplified megaphone shrill female voice, and echoes fearfully darted into the passage between the former houses of the village, bouncing off the concrete walls, mercilessly issechёnnyh decades of neglect ... Voi .. Oh .. Oh ..!!!

Uoooooooooy !!!

But this - already howling pranksters. Raiders patrol with them always dealt ruthlessly and rapidly. Che-Rights More, even caught a ryukzachischem, the eyeballs stuffed with swag, can be left alive. It is not a man or no man - indulgence from them not to wait.

Because volunteers are selected and not only combat skills and parameters of state organisms. The main criterion - a fierce hatred of all non-humans.

With the fighters of Atonement, which served at the time the real prototype of the legendary group "Duty", they have a full understanding. Therefore intervoyaki scurry here and, at the edge of the zone. By its very kromochke controlled his Predzonya. Comrades hated collected, found, purchased and taken away from others swag stalkers themselves bring, discipline and surrender upolzut back laden with provisions, protective equipment and boepripa-yourself ...

 

Nikolai usually true "Samson" never parted. Unexpected perspective could open look totally out-zapno. A professional should be armed, ready for use. Now, however, he was a guest, and to agree on a set of separation from the recorders.

Orders householder performed carefully. Exceptions existed and repeatedly proven friends. Nothing even remotely resembling a weapon, in private apartments are not penetrated.

The fourth power away from the first - remember his place. Therefore, Nick left a bag in the circular lobby on the table guard and let the mustachioed Paschke his sides clap. It has long been familiar telohran looked guilty eyes, but searched regularly. Jobs such, nothing personal. Also professional.

Passing through the hall and went into the hall, something like the waiting room in front of an office, a guest faced with belёsenkoy girl collecting dust a little 'elektrovenichkom ". Proektsionka terminal was full of plates and windows work-ing programs komputom clearly enjoyed this parody of the blonde, before taking up the cleaning.

Secretary master of the house did not hold, so some of their functions are performed by maids. This seems to be called Oak Sanaa ... or rather, all of them named Oksana ... In order not to bother memorizing unnecessary details in the local velitel took, and distributed servants on the category name. Guards - Pasha, drivers - Daniel, three-sa dovnikov - Vasyanya, cooks - Sanka ...

- Hello, dear young lady. At home it? - Nicholas asked.

- Hello, Nikolay Andreyevich, - said the girl, and said: - nope here. Kachzal deigned to visit.

Looking at her, Nick again wondered where is still the current owner's wife digs antisexual ugly in subservient "our megaville" ?! That is proudly cited as the mistress of the house, although Nick would rather call it a cumbersome structure of the bunker type lock. Medieval fortification - with a modern twist. Friend detst Islands well prepared in case ... just in case. After all, there are all sorts of cases, so someone who, as an experienced journalist repor-platemaking understood this perfectly.

Well at least not Chinese. After the August memorable decree of the previous president, simplify entry, rapid, like cockroaches, "podnebesniki" incredibly quickly flooded many areas of service and manufacturing industries. Meet Slavic maid or even Tatar appearance - is rather an exception than a rule-lo. What these guys cunning world can zahapat Earth and turned into a China, the naked eye can see, and for a long time. Concerns only confirmed, all eloquently every year ...

Momentary place of residence is separated from the master of the house a winter garden room. Flowering magnolias smells, charge-times, Nick realized, walking along the path through the magnificent riot of exotic plants. Beautifully live not forbid, would be more!

- Good day to you with a tail, chosen nedostrelenny - he greeted me, entering the gym. - Do not zatosh-Nilo More from thinking thoughts?

- Fizkultprivet, zhurnalyuga ... - Bedlam grumbled vigorously violence special simulator for paging hip girdle muscles. - Pulkina award took? Wash was?

Pulkina premium bosom pal called Pulitzer, so as not to bother with the pronunciation of the origi-functional version.

Rarely used words Bedlam preferred from his active vocabulary withdraw. Although perfectly knew three languages and even a couple of good possession. He does a lot of things he knew, but did not bother to tedious pursuit of relevant external and internal appearance. For this reason, few people know of its misleading Jun-ter and expression, as well as the specificity of speech Bedlam, which he publicly gladly deliberately aggravated.

- Bummer, Pinocchio two of us, you - the guest replied. - Selection of drinks my gold are yours.

That too was a traditional speech. For eight years, since the end of the dark period when the second space Nick flew from the "Unit Europa News" Russian edition of the "left" of the material and the sink went on wills-WIDE bread freelancer.

Accustomed to the status of the wife of one of the most popular media balabolov bitch Katka six months later ran off with some huckster St. Petersburg. Mistress lasted longer, but when ground down by hopelessness "Kolyunya" fell into a perpetual binge, broke down and she asks. It then will not take any freelance and orders were not given, esmeish-ny people afraid to communicate with the reporter, stained themselves cheating his employer. If they only knew all the freaks what and to whom he then merged ... In countries where the authorities are true patriots, for such acts monuments to heroes-scouts pose.

The period of stagnation ended in carbon monoxide overnight. Door miserable odnokomnatushki on the nineteenth floor with wi-house at the second roundabout on the other side - where the former supplier of hot news moved, pre-sold on the Garden kvartirischu angle Tver - flew from the powerful ramming. The first hollow "Pasha", behind them floated regally blooming thirty-five man oligarchic cool appearance.

By day five years Nick has not seen Bedlam, because not immediately recognized, and the state of permanent intoxication not spo-sobstvovalo recognition. They quarreled because Katka, bitch. As in the joke. But the pain from the rapid growth of the horns was really unbearable. Returning from a trip ahead of time journalist punched former best friend in shameless mug and Russian Matern gave something similar sacramental "To my eyes, you will never have seen!".

And his eyes have not seen. Up to the minute, when after two telohranami in ragged room joined oligarch himself ...

- Not gold ... I lektronno-tsifernye - Bedlam grumbled and with a noisy sigh of relief from the accident simulator fell off. - Chased, Basilio, for zhahnem jar "Ochakovo".

- Just do not call third-Fox ... - Nick blurted. And wished he had kept his language. This void of understanding striketh, but the surreally beautiful red doll Masha Bedlam loving married relatively recently, and passionate period is not over. A friend still glowed, coinciding with the name of the passport.

From the first to the seventh inclusive Borka Lampochkina called a light bulb, and Lampushey Lampychem, but followers. The next day, half-baked pervosentyabrsky eighth graders found Bedlam. Now and forever. Boris Eduardych gained the proud name to four more years of school and the rest of his life.

Headmistress before all apprenticeship electorate dubbed the best bully school, wishing him in the new year to reform and not to make a bedlam. Nick, then who called Spider, instantly caught the harmony and publicly co-obschil Lampychu of almost coincide with the first syllables of the name.

Pacanam so loved the word, they immediately established him as a personal klikuhi. Dev-Csonka some time persisted in their usual delusions, as befits women who build yourself revnitelnits traditions, but then gave up.

The charming bastard, in the words of Nick's smart mom, tomboy Boris was from childhood ... sorry, claws, and it's a compelling combination of outright battled Femin. He answered them ardent affection, all in a row, and on this basis could remember Nick Nemer stories for any of them specializing in bulvarschine network resources have forked luxury fee.

High school students also cast a spell, Lampych generally from the fourth-fifth grade looked older than his years and eight mu equals hanging out with big boys. Approved positive verdict senior imechko Bedlam glue elk to him legally. And started to become brand ... That year, just extremely popular with parents, and then the children, to make the Internet-site "Classmates dot ru" and "Boris Lampych" edited his profile in the same September evening.

By virtue of its unprecedented mass Runet - a great variety of experiences and suffering brought to its participants is a virtual meeting place, in theory, seems to be quite harmless. Not one family really broke the site, millions of people are quarreling, and many network hammam and maniacs provided agar for reproduction, but at least one individual, the famous Nick wits taught monstrichesky O.ru .. New Avatar in Bedlam hung frightening: bloody Sword Smashing with hanging loops of intestines. A first group, which he created by administering the new name was "KILL ALL, ONE STOP". The group demolished the higher administrators "Odnoklashek" on the third day of the existence of the misanthropic appeals, and Bedlam pondered the meaning of life.

Nick, the rights exclusively approximate, was aware of the spiritual quest. He saw drugan naryl own answers to complex philosophical question: I'm trembling creature il have the right ?!

 

 


* Внимание! Информация, представленная *