Александр Радин Летописец отчуждения

 

 Аннотация: 

Каждый хочет знать, что случилось в тридцати километровой зоне вокруг Чернобыльской АЭС после новой катастрофы. Истиной обладают только военные, оккупирровавшие периметр и сталкеры, объявленные официальной властью вне закона. Информация надежно скрыта за блокпостами, укреплениями и километрами колючей проволоки. Журналист-наемник Алексей Смертин только покинул охваченный войной Иран, как сразу получил заказ на серию репортажей из таинственной Зоны. Стрингер, специализирующийся на съемках в условиях горячих точек и локальных конфликтов, даже не подозревает, что за периметром его ждет напичканная аномальными смертельными ловушками и охваченная кровавыми разборками нелегальных группировок земля, а самому ему предстоит стать летописцем отчуждения.

 

 Пролог 

 

- Скажи мне твое самое сокровенное желание, - молвил Джинн.

- А как же три?

- Три? Не жирно? Три - это только по дисконту. Хоть бы лампу протер. Одно говори.

- Хочу…

- Ты не торопись… Подумай, поразмышляй…

- Хочу… чтобы… все жили вечно.

- Уверен?

- Нет, стой! Это же мое желание, правда?

- Правда, правда, - зевнул Джинн.

- Хочу… сам жить вечно!

- Какие вы люди нудные. Даже когда солнце погаснет, и земля превратиться в мечущийся по космосу кусок льда?

- Но…

- Ты же говорил про «вечно».

- Хорошо. Тогда хочу жить долго.

- По сравнению? Не надо на меня так смотреть. Я еще, между прочим, не исполнил желание. Ты определись. Дольше, чем собака, или червяк, или орел какой-никакой завалящий. Цифру скажи.

- Прекрати издеваться! Ты же раб… триста… нет… пятьсот… нет две тысячи… стой, стой, стой…

- Ну, стою. Все? Больше желаний нет? Еще про золото забыл.

- Не надо меня злить. Я могу пожелать, чтобы ты умер.

- Брось, - улыбнулся Джинн, - Ты никогда не загубишь на такую ерунду свой единственный в жизни шанс.

 - Полковник, право, я вас не понимаю. 

 - А что тут непонятного?…И вообще, попрошу вас называть меня по имени отчеству. На брудершафт не пили… 

 - Извините… Я думал, что мы прекрасно договоримся, Евгений Петрович. Ведь мы же адекватные люди… 

 - Прискорбно. Вы пришли в чужой монастырь со своим уставом. Нет, хуже. Вы пришли со своими правилами и предрассудками в другой мир. 

 - Неужели здесь в ходу иная валюта? 

 - Не ерничайте. Вам не идет. Вы же тоже бывший военный… Здесь не мы решаем. И я вам могу с уверенностью сказать, что решение уже принято. Лучше выметайтесь, и будем считать, что я вас не видел. 

 - Зря вы так. Даже контингент с нами, и они готовы выступить плечом к плечу с вашими людьми. Насколько я понимаю, до сегодняшнего дня подобное было немыслимым. 

 - Ничего вы не понимаете. И даже не осознаете, что только что своими словами подписали себе приговор. Нет, не от моих рук, не переживайте… Я вас уверяю, что до того момента, как солнце сядет за горизонт, вы в этом убедитесь. Желаю удачи, и не забудьте прикрыть за собой дверь… 

String (англ.) - строчка.

В западном медиа-сообществе стрингерами называли внештатных корреспондентов, получающих гонорары только за количество строк. Чуть позже этим термином стали обозначать всех журналистов, работающих в чрезвычайных ситуациях и подвергающих свою жизнь опасности.

Стрингер - человек, который за тысячу баксов в месяц,

таскает на плече двести тысяч.

Стрингерская шутка

 

 1. 

 

- 16.04 по Москве, 11 августа 2031 года. В ходе мощного выброса так называемая зона отчуждения вокруг бывшей Чернобыльской АЭС расширилась еще на пять километров. За три дня коалиционеры успели укрепиться на линии Приборск - Горностайполь - Страхолесье. Как отметил командующий коалиционными силами генерал Билл Форестер, более предпосылок к расширению территории, называемой местными жителями просто Зона, нет. Между тем Верховная Рада Украины полностью отказалась брать на себя ответственность за действия коалиционеров. Единогласным числом голосов этот небольшой участок суши был выведен из состава Украины. Киевские политологи сходятся на мысли о негласном давлении России на принятие столь важного решения украинскими парламентариями. Надо сказать, что Россия пока не высказала никаких претензий на территорию, названную «нейтральной». Украинские войска по-прежнему контролируют свою часть барьера. Укрепительные сооружения также возводятся на противоположном берегу реки Тетерев. «Голубые каски» совместно с украинскими и российскими войсками эвакуируют население. На западе стоят немецкие и польские части, на севере - белорусские. По особой просьбе президента Белоруссии, северную границу укрепили американские и российские специализированные мото-пехотные бригады «Чернобыль» и «Шторм». Специально для Глобал Ньюс. Дин Фрост. Нейтральная территория.

Алексей закончил начитку и выключил камеру. На кухне как раз заверещал чайник. Старый и порядком подкопченный. Вообще все, что его окружало последние две недели, было старое и порядком подкопченное. И эти желтые подранные обои, и вечно сырые облупленные трубы в нужнике, и пыльные окна. Все. Он так не привык. Уж лучше либо цивилизация, либо экстрим. Цивилизация на грани экстрима давила на нервы, постоянно вгоняя в депрессию и состояние безысходности.

Айрат, местный пьянчуга, орал там что-то на улице, когда Алексей ходил в киоск. Вы, орет, все передохните от этой Зоны, детев своих не спасете. Все они у вас уродами будут, пожрет она вас с косточками, даже места мокрого не останется. А потом еще по-хохловски лопотал. Толком и не разобрать. Вроде имя казахское, а сам вылитый украинец. Увязался следом, думал приезжий ему проставится. Ага, сейчас… До самой двери ковылял.

Алексей щелкнул единственной целой ручкой конфорки и взял со стола мобильный.

- Дин? Хай, Дин. Ноу. Дин, ай донт спик инглисш. Ю ремембер? Онли джерман о раша. Спик раша! - проорал вышедший из себя Алексей.

«Урод».

- Короче… Ты меня понимаешь?…

Его понимали. Это он знал точно. Английский придурок Дин прекрасно лопотал по-русски, но поиздеваться и построить из себя целку любил неимоверно.

- … Дин, заткнись, иначе останешься без темы. Да плевать, устал я уже с тобой. Давай не будем ругаться, а?… Ничего за эти три часа с тобой не случилось… Ты хоть раз пробовал пробиться к Форестеру за комментариями? Ну, вот и не выпендривайся… Что такое «выпендриваться»? Да иди ты!… Я и так говорю медленно. Я очень медленно говорю, Дин. Минут через двадцать я тебе залью сюжет. Там все окей… По-русски говори, бля! Съемки нормальные, весь периметр на пузе испахал. Зачитаешь, и можешь закидывать в эфир… Я его даже собрал. Стэндапа нет, уж извини. Себя обозначь в конце… Да я прекрасно понимаю, что тебя здесь нет… Да насрать на руководство. Что такое «насрать» тебе не надо объяснять?… Устал я, Дин, а впереди работы прорва. Извини… Просто не свети меня и все тут, а то мой заказчик обидится. Типа я на его бабки для вас сюжеты собираю. Все, Дин, лови. Давай… Да еще… Мне деньги нужны, Дин. Лучше завтра. Сразу за все три сюжета… На кредитку… Пока.

«Козел»

Ну вот, и разобрался, наконец, с халявкой. Самое противное в «левых» заказах было то, что редакции драли три шкуры за качество. Холеные новостники легко могли даже из конфетки сделать говно. Приходилось учитывать за них каждую мелочь. Качество - это имидж. Смертин относился к своему имиджу ревностно.

Алексей немного успокоился, поколдовал у ноутбука и налил себе чай.

Две недели в этом свинарнике и по нулям. Информации не прибавилось ни на грош. Ни оборудования, ни карт, и что самое важное - проводника. Он не раз пытался пробиться в полулегальный бар, в котором по слухам собирались местные сорви-головы. Можно было даже не пытаться. В этом забытом селе все морды были знакомые. Кроме его. Военные, конечно, тоже аккредитации не дали. В Зону нет аккредитации.

И теперь он тупо ждал звонка киевского коллеги. Тот обещал все устроить.

«Ну да, вот прямо из Киева все и устроит», - в очередной раз подумал Алексей, разжевывая конфету.

Телефон разродился «Облаками» Дельфина. Он любил эту старую песню. Очень приятная. Расслабляет, распыляет сознание, заставляет задуматься. Только из динамиков «трубы» звучит ущербно. Лучше послушать в оригинале.

На экране высветилась бородатая рожа со здоровенной родинкой на щеке и подпись под ней - «Вася 2 - Москва».

- Здоров… Кто тебе слил? Ну да, у Зоны я. Толку то… Не Вась, извини, съемки уже куплены… Ну да. Бумажки тоже подписывал… Не, и не проси, не продам. Тем более, что пока и нет ничего… Вась, я все решил… Да нет тут никакой радиации. Да что ты веришь этим желтым бредням! Ни одного достоверного репортажа так никто и не сделал. Мне заказано прямо из центра… Ты что, псих?! Не, на ЧАЭС я не пойду, но один из объектов в девяти километрах от нее… Так, хорош меня прессовать, чекист хренов. Больше ничего не скажу… Увидимся… Да иди ты!

Быстро утекает информация. Не хуже воды из сливного бачка, поэтому и назвали честно и без всяких там купюр - сливом. Самое интересное, что он в «хохляндии», а слив - в Москве. Если уж Вася узнал, то местным «спеццензорам» вообще ничего не стоит. Понабрали петухов, вот они и кудахчут над всеми съемками. Этого нельзя, это вырезать, звук убрать. Козлы, совсем работать не дают. Готовы в прямую кишку залезть без резины.

Не успел он спрятать трубку, как та снова затянула Дельфина. Номер не определен.

С ума что ли они все посходили!

- Да… Он самый… Жду. Улица Сахарова, дом, кажется, пять. Трехэтажка, короче… Второй этаж.

Алексей довольно улыбнулся. Коллега не подвел. Он его тут всякими нехорошими словами склоняет, а человек, оказывается, работал. Причем на благотворительных, так сказать, началах, что в наше время - несусветно большая редкость.

Где- то за Тетеревом стреляли. Долго и надрывно.

Сталкер Жук, как он себя назвал, пришел рано утром. Алексей ожидал увидеть матерого щербатого мужика, ну или на крайний случай деда в бейсболке и с хитрым прищуром, но жестоко ошибся. Перед ним стоял пятнадцатилетний парнишка.

Сопля зеленая, а уже СТАЛКЕР ЖУК.

- Ксива есть? - взял сразу быка за рога паренек.

- Ну есть. А кто меня поведет?

- Покажи.

Алексей покопавшись в карманах достал одну из корочек собкора.

- Это хорошо. Может даже вояки тебя сразу не застрелят. По крайней мере ооновские.

- Чего?

- Того! Деньги покажи.

- Брат, ты бы поаккуратней, а то ведь попу напорю…

Совсем молодежь распоясалась. Никакого уважения к старшему поколению. Того и гляди вечером во дворе битой по черепу. Страх потеряли.

- У-у-у, все с тобой ясно. Бывай.

- Стой! - крикнул в спину пацану Алексей, - Заходи. Говорить будем.

На все расспросы мальчишка жестко отрезал: «Сам все увидишь». Сожрал все конфеты, прощупал взглядом квартиру и только тогда продолжил.

- Оборудование есть?

- Специальное. Ноут, камеры…

- Да ты не понял. Для Зоны оборудование есть?

- Нет.

- Еще пятнадцать штук баксов сверху.

- За что? - совершенно искренне возмутился Алексей.

На такие деньги в Москве можно очень нехило погулять. Мухосранск, а цены, как на ньюйоркской фондовой бирже. Совсем оборзел молокосос.

- Ноут свой забудь. Я тебе ПДА принесу… А лучше мне отдай, - смекнул вдруг пацан, - Играть буду.

- Тогда четырнадцать.

- Ладно. Костюм армейский, боты… У меня, кстати ооновские есть сорок пятого…

- Подойдут.

- Плащ кожаный со спецпокрытием, счетчик радиации, детектор аномалий… Бронежилет нужен? Есть классный.

 

 

 Annotation:

Everyone wants to know what happened in the thirty-kilometer zone around the Chernobyl nuclear power plant after a new disaster. Truth have only military okkupirrovavshie perimeter and stalkers, announced the official authorities outlawed. Information is securely hidden behind checkpoints, fortifications and miles of barbed wire. Journalist mercenary Alexei Smertin just left Iran covered the war as soon received an order for a series of reports from the mysterious Zone. Stringer, specializing in shooting in hot spots and local conflicts, not even suspect that the perimeter waiting for him stuffed abnormal death traps and covered by bloody showdowns illegal land groups, and he himself will become a chronicler of alienation.

 

 Prologue

 

- Tell me your deepest desire, - said the genie.

- But what about three?

- Three? Not fat? Three - it's just discounted. If only rubbed the lamp. One talk.

- Want…

- You can not hurry ... Think, think ...

- I want to ... ... all live forever.

- Are you sure?

- No, wait! It's my desire, right?

- True, true - Genie yawned.

- I want to ... he live forever!

- What do you people are boring. Even when the sun goes out, and the land turned into hopping on space a block of ice?

- But ...

- You said about "eternal".

- Good. Then you want to live long.

- Compared? Do not look at me like that. I have, among other things, failed to fulfill the desire. You define. Longer than a dog or a worm, or the eagle a no unsold. Digit say.

- Stop it fun! You're a slave ... no ... three hundred ... five hundred ... two thousand ... no wait, wait, wait ...

- Well, I stand. All? There is no longer desires? More about gold forgotten.

- Do not annoy me. I could wish that you were dead.

- Come on, - smiled Jeanne - You never ruin on such nonsense in my life my only chance.

 - Colonel, really, I do not understand you.

 - And what is there to understand ... And in general, to ask you to call me by my name and patronymic?. On the brotherhood did not drink ...

 - Excuse me ... I thought that we agree perfectly, Evgeny Petrovich. After all, we are adequate people ...

 - It is regrettable. You came in a strange monastery with its charter. No, worse. You came with its own rules and prejudices in a different world.

 - Are there in the course of a currency?

 - Do not ernichayu. You do not go. You're also a former military ... It is not we decide. And I can tell you with confidence that the decision has been made. Better Get out and assume that I did not see you.

 - In vain you so. Even the troops with us, and they are ready to act shoulder to shoulder with your people. As I understand it, until today like it was unthinkable.

 - You do not understand. And you do not even realize that their words just signed his own death warrant. No, not on my hands, do not worry ... I assure you that until such time as the sun sets over the horizon, you will see for yourself. Good luck and do not forget to shut the door ...

String (eng.) - Line.

In the Western media community stringers called stringers, receiving fees only for the number of rows. Later the term came to mean all journalists working in emergency situations, and risk their lives.

Stringer - a man who for a thousand bucks a month,

It drags two hundred thousand shoulder.

Stringerskaya joke

 

 1.

 

- 16.04 Moscow time, August 11, 2031. During the release of the so-called powerful exclusion zone around the former Chernobyl nuclear power plant has expanded for five kilometers. For three days koalitsionery managed to gain a foothold on the line Priborsk - Gornostaypol - Straholese. As the commander of coalition forces General Bill Forester, a prerequisite for the expansion of the territory, called by locals simply Zone, No. Meanwhile, the Verkhovna Rada of Ukraine refused to take full responsibility for the actions of koalitsionerov. By unanimous vote the number of this small area of land has been withdrawn from the Ukraine. Kiev politicians agree on the idea of tacit pressure Russia to adopt such an important decision Ukrainian parliamentarians. I must say that Russia has not expressed any claims to the territory, called "neutral". Ukrainian troops are still in control of their part of the barrier. Fortification is also built on the opposite bank of the river Grouse. "Blue Helmets" in conjunction with the Ukrainian and Russian troops to evacuate the population. To the west are the German and Polish parts of the north - the Belarusian. By special request of the President of Belarus, the northern boundary of reinforced American and Russian special moto-infantry brigades "Chernobyl" and "Storm". Especially for Global News. Dean Frost. Neutral territory.

Alexey graduated nachitka and turned off the camera. The kitchen is just squealed makers. Old and order smoked. In general, all that surrounded him the last two weeks, there was an old order and Smoked. And the yellow wallpaper to fight, and always moist flaky tube in an outhouse, and the dusty windows. All. He was not used. Better or civilization, or extreme. The civilization on the verge of an extreme pressed on the nerves, constantly depressed and will drive the state of hopelessness.

Airat, the local drunk, yelled something there on the street, when Alex went to the kiosk. You yell, take rest from all of the zones, their detev not save. All they have to be ugly, it shall devour you with stones, even wet places will not. And then in Khokhlovskiy sputter. Plainly not disassemble. Like the name of Kazakh, and the spitting image of Ukrainian. Linked after, the visitor thought he put down. Yeah, right now ... Before the door limping.

Alex snapped only handle the entire cooking zone and picked up a cell of the table.

- Dean? Hi, Dean. Nou. Dean, ay Dont you speak inglissh. Yu remember? Onley Jerman of rush. Speke rush! - Yelled Alex came out of himself.

"Freak".

- In short ... you understand me ...?

He understood. He knew that for sure. English jerk Dean sputter perfectly in Russian, but to make fun of themselves and build virginity liked enormously.

- Dean ... shut up, otherwise stay without a theme. Yes I do not care, I'm tired of you. Let's not swear, huh? ... None of those three hours you did not happen ... Have you ever tried to get through to the Forester for comments? Well, that does not show off ... What is a "show off"? Yes, you go! ... I say this slowly. I speak very slowly, Dean. Twenty minutes later, I told you I will fill the plot. Everything is okay ... speaks Russian, shit! Filming normal, the entire perimeter on the belly Ispahan. Read out, and then you can throw in the air ... I even brought it. Standup no excuse. Himself indicated in the end ... Yes, I understand that you are not here ... But shit on leadership. What is a "do not care" you do not need to explain? ... I'm tired, Dean, and in front of the work Prorva. I'm sorry ... I just do not shine and that's it, and then my client would be offended. Type I to his grandmother for you to collect stories. Mark Dean, catch. Come on ... Yes, ... I need the money, Dean. Better tomorrow. Go for all three plots on credit card ... ... Bye.

"Goat"

Well, that, and understood, finally, halyavki. The most contrary to the "left" orders was that the wording flogged three skins for quality. Sleek newsmen could easily even from candy to make shit. We had to take into account every detail for them. Quality - this image. Smertin treated his zealously image.

Alex calmed down a bit, conjured a laptop and poured himself some tea.

Two weeks in the pigsty and the zeros. Information not added any penny. No equipment, no cards, and most importantly - the conductor. He repeatedly tried to get into the semi-legal bar in which reportedly gathered local Daredevil. You could not even try. In this forgotten village, all were familiar muzzle. Furthermore it. The military, of course, also not given accreditation. The Zone is not accredited.

And now he stupidly waiting for a call of Kiev colleagues. He promised to arrange everything.

"Well, yes, that's right out of Kiev and all satisfied," - once again thought Alex, chewing candy.

Phone labored "cloud" Dolphin. He loved that old song. Nice to meet you. Relaxes, sprays consciousness, it makes you wonder. Only from the "pipe" the speaker sound is defective. It is better to listen to the original.

The display will show a hefty bearded mug with a mole on his cheek and signature under it - "Bob 2 - Moscow".

- Healthy ... Who do you merged? Well, yes, I Zone. Sense that ... I do not Vasya, I'm sorry, shooting already bought ... Well, yes. The papers also signed ... Do not, do not ask, not selling. Moreover, so far there is nothing ... Vasya, I decided ... No there is no radiation. What do you believe this yellow ravings! No reliable reportage so no one did. I ordered directly from the center of ... Are you crazy ?! Not, at Chernobyl, I will not go, but one of the objects in the nine kilometers from her ... So good I pressed, the security officer fucking. Do not say anything ... I'll see you ... Yes, you go!

Quickly leaked information. No worse than the water from the cistern, so named honestly and without it notes - discharge. The most interesting thing that he was "Hohlyandii" and plums - in Moscow. If so Bob learned the local "spetstsenzoram" nothing at all costs. Ponabrali cocks, so they clucking over all the shooting. This can not be, it is cut, clean sound. Goats, is not allowed to work. Ready to climb up into the rectum without rubber.

Before he could hide the phone as she tightened again Dolphin. The number is not defined.

With the mind that they all poshodili!

- Yes ... He's ... I'm waiting. Sakharov Street, the house seems to be five. Trehetazhka shorter ... Second floor.

Alex smiled. A colleague did not disappoint. He it here with all sorts of bad words declines, and the man turns out to be working. And on the charity, so to speak, the beginning, that in our time - a rarity nesusvetno.

Somewhere for grouse shooting. Long and hysterically.

Stalker Beetle as he called himself, came early in the morning. Alex had expected to see a full-grown gap-toothed guy, well, or in extreme cases, the grandfather in a baseball cap and with a sly squint, but severely mistaken. Before him stood a boy of fifteen.

Snot green, and already STALKER BEETLE.

- Ksivu there? - Immediately took the bull by the horns kid.

- Well, there is. Who will lead me?

- Show me.

Alex rummaged in his pockets pulled out one of the crusts correspondent.

- It's good. Maybe even the warriors you just do not shoot. At least the UN.

- What?

- Togo! Money Show.

- Brother, you would be more careful, but you see the ass head ...

Most youth unbelted. No respect for the older generation. That and look in the evening in the courtyard of the bat on the skull. The fear of losing.

- At-at all clear to you. It happens.

- Stop! - He shouted back kid Alex - Come on. Will speak.

All inquiries boy tightly cut "itself all see." Gobble up all the sweets probed look flat and only then continued.

- The equipment is?

- Special. Note, camera ...

- Yes, you do not understand. For Zone equipment is?

- No.

- Fifteen bucks pieces on top.

- For what? - Quite sincerely indignant Alexei.

For that kind of money in Moscow you can walk very robust design. Muhosransk and prices as at the New York's Stock Exchange. Most oborzel Whipper.

- Nout her forget. I'll bring you a PDA ... But I'd rather give it to - have realized all of a sudden a kid - I'll play.

- Then fourteen.

- Okay. Suit Army, bots ... I, by the way the UN has forty-five ...

- Suit.

- Cloak of leather with special coatings, radiation counter, anomaly detector ... The vest is needed? There are cool.

 

 


* Внимание! Информация, представленная *