Николай Грошев Первый Сталкер

Николай Грошев
Первый Сталкер
 
 
или
 
как заканчиваются легенды
 
Эволюция (в биологии), — необратимое историческое развитие живой природы. Определяется изменчивостью, наследственностью и естественным отбором организмов. Сопровождается приспособлением их к изменяющимся условиям существования, образованием и вымиранием видов, преобразованием биогеоценозов и биосферы в целом.)
Пролог
 
— Ну!? Что там? — Раздражённо крикнул сталкер, в квадратную яму, подле своих ног. Он ждал уже долго и даже немного начал беспокоиться. Прошло уже несколько минут, как напарник спустился вниз и с тех пор ни звука, ни движения.
— Гарри! — Заорали снизу. — Спускайся! Тут чисто! И тут такое!!!
— Неужто повезло?
Сам себя спросил Гарри, кидая автомат за плечо и поспешно залезая в яму. Уцепившись за первые перекладины лестницы, он закрыл за собой люк — что было совсем не легко, с громоздки автоматом за спиной и необходимостью держаться, за первую перекладину лестницы, и быстро перебирая руками и ногами, торопливо спустился вниз. Едва ноги коснулись добротного бетонного пола, Гарри поспешил войти в широко распахнутую дверь. На труп девушки, лежавший лицом вниз, у самой лестницы, он внимания не обратил. Фрэнк его уже осмотрел: ни зомби, ни мутант какой, затаившийся. Обычный трупак давнишний. Мумифицированный немного, но ничего удивительного. Возможно, девчонка пролежала в этом наглухо закрытом подземелье не один год. А то может, с самого появления Зоны. Лежит и пусть себе дальше лежит. Не воняет и то ладно.
— Гарри! — Нетерпеливо заорал Фрэнк. — Что ты так долго!
— Здесь я! Здесь. — Поморщившись от громкого вопля напарника, ответил Гарри. Он уже вошёл, из тамбура с лестницей, в главную комнату подземелья и теперь вопли товарища буквально оглушали. — О! Да тут видать крупная база была! А, Фрэнки?
— Как говорят русские — в самую задницу попал!
Гарри скривился: Фрэнки отличался удивительно интересным качеством. Он очень любил запоминать, а потом использовать поговорки и коронные фразы разных народов. И неизменно путал как сами выражения, их принадлежность к определённым народам, так и само их содержание. Объяснить ему это не удавалось, несмотря на многочисленные попытки. А стоило попробовать вновь, как напарник начинал дуться и обижался примерно с неделю. В конце концов, Гарри вообще перестал указывать другу на его явные и грубые ошибки.
Гарри миновал большой стол, стоящий посреди просторной, со скруглёнными стенами, комнаты. Тут имелось несколько дверей — почти все открыты настежь. Видать и, правда, запасная база или схрон какой-то группировки. Разграбить такое дело — весьма прибыльное занятие. Гарри знал не понаслышке. Они с напарником давно бросили такое самоубийственное занятие как сталкерство. Пробовали охотиться за частями тел мутантов, для научников, но, вдруг обнаружили, что это весьма опасное занятие. Почему-то, те же снорки совсем не желали расставаться с частями своих тел. Так что они решили попробовать другой бизнес. Как оказалось, оба удивительно хорошо умели находить тайники. Так Проводники чуют аномалии. А вот они чуяли места, где кто-то что-то спрятал. Уже не один схрон им удалось найти и разграбить. И пока ни разу не последовала расплата за их нелёгкое ремесло. Они были осторожны — вот и всё. Вот и здесь — они нашли подземелье. Они обнаружили, что тут работает электричество и, возможно, есть чем поживиться. И Фрэнк спустился вниз. И позвал его. Но лишь потому, что обнаружил везде, на каждом сантиметре местного подземелья, пыль. Старую, лежавшую в несколько слоёв, многие месяцы ни кем нетронутую пыль. И труп местного обитателя, обратившийся в мумию. Заброшенная база — сомнительно, что за разграбление этого места последует расплата. Скорее всего, место принадлежало одной из погибших группировок, каких здесь было не меньше чем ныне существующих, а может и больше. Так что: бери, не хочу. А они хотели. Очень. Мародёрство было их хлебом, солью и, конечно, пивом. Пиво оба очень любили…
— Я… — Гарри вошёл в комнату, из которой кричал Фрэнк. — У меня нет слов дружище!
Фрэнк стоял, сияя улыбкой. Он бросил торжествующий взгляд на товарища.
— Бинго! — И прыгнул на мягкую кровать стоявшую посреди комнаты. Немедленно поднялась целая туча пыли. Фрэнк закашлялся, но радости его это нисколько не омрачило. Он счастливо смеялся. — Давно нам так не везло Гарри! Ох! Да нам так вообще никогда не везло!
Гарри говорить не мог и только смотрел на обстановку комнаты. Кровать. Пара шкафов и полки, прибитые к стенам. Несколько оружейных стеллажей и пара раскрытых металлических ящиков. Вроде ничего особенного — сколько таких схронов им уже попадалось! Туча и маленькое облачко в придачу. Да только, большей частью это были пустые заброшенные помещения. Которые, либо уже разграбили сталкеры, либо опустошили сгинувшие в Зоне хозяева. Но тут! Оружие стояло не тронутым, ещё в смазке и обёрнуто промасленной тканью. Ящики полны коробок с патронами. На полках еда, в основном в вакуумных и герметичных упаковках. А в одном из шкафчиков тускло поблёскивают артефакты. Да ещё и не из последних! Медуза, ещё видно Морского Ежа — да тут, наверное, и ещё есть! Они словно гробницу Тутанхамона нашли! Только Тутанхамона местного, сталкерством занимавшегося…
— Поверить не могу. — Пролепетал Гарри, расплываясь в счастливой безмятежной улыбке.
— Я тоже. — Фрэнк замер на корточках на кровати. А потом издал восторженный вопль пьяного тирольского танцора и стал прыгать на кровати. Комната немедленно наполнилась пылевым облаком.
Закашлявшись, Гарри, поспешил выйти прочь. Точнее выбежать стремительным галопом. Спустя секунду, за ним выскочил Фрэнк. Все в пыли, надрывно кашляющие, но жутко довольные и улыбающиеся они закрыли пыльное помещение и замерли у двери. Прокашлявшись, переглянулись и стремглав ринулись в другие комнаты.
Ещё не меньше часа не умолкали их восторженные вопли. Маленькое, в общем-то, подземелье, было доверху забито бесценными вещами. Оружие, патроны, еда — всего завались! Даже артефакты, правда, последних немного и раскиданы, где попало. Складывалось ощущение, что тут кто-то жил некоторое время и от скуки собирал в округе артефакты, а потом бросал здесь, куда душа ляжет. Странно, конечно. Но оба решили, что этим неизвестным была мёртвая девушка у входа. Наверное, она нашла это тёплое местечко и жила здесь некоторое время. А потом не повезло ей, и тут она и умерла. Удивительно, правда, как ещё сюда сумела добраться — на спине её оранжевого комбинезона они увидели не меньше трёх серьезных ран. Но, наверное, добралась, думала отлежаться, да так и померла…, Зона — тут долго не живут.
Впрочем, Фрэнк и Гарри могли бы с этим утверждением поспорить. Они тут болтались ещё в те времена, когда об Искателях никто и не слышал. Тогда они пробовали себя в роли бандитов. Не очень удачное было для них время. Оба не любили вспоминать о том дне, когда осознали всю низость бандитского промысла и отказались от него. Особенно они не любили вспоминать сам момент снизошедшего на них озарения.
— …гоблины, блин! — Сказал им объект грабежа, разряжая их оружие и складывая их патроны к себе в карман. Глянул, как Гарри пытается разлепить заплывшие глаза на своём красном от крови и уже начавшем отекать лице. — Вы кого на гоп-стоп развести хотели, сявки тряпочные?
Пришлось на этот вопрос ответить Гарри, потому что Фрэнк говорить не мог и только тихо подвывал, баюкая простреленное плечо. Плечо Фрэнку прострелила их жертва.
— Запомните лошня. — Сказал им этот пожилой уже человек, казавшийся такой лёгкой добычей. — Здесь моя территория. Вот по эту сторону ЧАЭС, вкурили черти? — Пришлось Гарри поспешно отвечать, потому что сталкер не дождавшись ответа, стал сильно пинать его ногами. Потом профессионально обыскал обоих, забрал всё, что у них было — даже сигареты и ушёл. Сказав на прощание.
— Здесь ещё увижу: завалю. — И закинув на плечи рюкзак заметно потяжелевший, за счёт вещей Фрэнка и Гарри, поправил свой грязный замызганный плащ. И пошёл в лес, бурча себе под нос. — Дожил, мля: уже всякие фраера грабят. Так скоро честному бандиту работы вовсе не останется…, всякие лохи будут позорить мне репутацию…, а братва пронюхает? Нищего лошара какой-то ограбил! Да я же со стыда сдохну. Нет, надо их пришить…
Престарелый сталкер вернулся к ним, но Гарри и Фрэнк, уже успели убежать — они-то слышали, что он себе под нос бурчал. Русский не стал их преследовать. Повезло. Живы остались. Вот с тех пор и осознали они, что грабить честных сталкеров очень плохо. Особенно, если попадётся русский сталкер. Русских сталкеров, почему-то, очень трудно грабить. Последний такой, в одно мгновение, из жертвы превратился в грабителя. Отобрал у них оружие, избил и сам их ограбил. Русские сталкеры отчего-то совсем не грабились. В чём тут секрет, Гарри понятия не имел. И что означило: лошара, он тоже не знал, хотя немного говорил по-русски. Возможно, непонятном в слове — лошара, как раз и был тот самый секрет? Впрочем, может, и нет. В любом случае, Фрэнк и Гарри поспешили убраться с той части Зоны, где было неприлично много русских. С ними они сталкиваться больше не желали, потому что, кроме того случая, был у них и другой неприятный опыт общения с русскими сталкерами. Сумасшедший народ. Гарри их не понимал и немного побаивался. Но, заниматься обычным грабежом, с тех пор они перестали совсем. Куда прибыльней и безопасней, было мародёрство. Уже лет пять как они мародёры и ничуть об этом не жалеют. Тут всё просто — не лезь, куда не нужно и всё будет хорошо. Они и не лезли.
Обшарив буквально каждый уголок подземелья, сталкеры-мародёры, проголодались и решили отведать немного из местных запасов.
— Очень вкусно. — Сказал Фрэнк, расправившись с саморазогревающимся супом из пакета. Вздохнул, рыгнул и стал рассматривать упаковку, она же и тарелка. — О! Десять лет назад сделали…, ты смотри! А вкусная.
— Концентрат. — Ответил ему Гарри, заедая копчёную говядину, копчёным же беконом. — Это всё с военных складов. Они лет пятьдесят могут пролежать и не испортятся… — Он сморщился лицом и выплюнул бекон, прямо на стол. — Хотя бекон, кажется, протух.
— Кстати, о тухлятине. — На непонимающий взгляд друга, Фрэнк кивнул в сторону прикрытой двери «тамбура». — Девчонку надо выбросить на улицу. Мне что-то не по себе, от такого соседства.
— Да, знаешь, мне тоже. — Кивнул Гарри, проглатывая говядину. — Сейчас выбросим или утром?
— А давай утром. — Махнул рукой Фрэнк. — Там уже темнеет, какая-нибудь тварь могла ведь и по нашим следам пойти. Кто знает? Засядет, у люка и будет ждать.
— Да, ты прав. Дождёмся утра.
— А пока давай отметим нашу бесценную находку! — И Фрэнк поставил на стол бутыль коньяка. Гарри улыбнулся, встал и отправился искать стаканы.
Этот коньяк они несли с собой. Уже три года. Берегли и хранили. Не раз и не два порывались её выпить (как им досталась эта бутылка и что, пришлось сделать, что бы её заполучить — отдельная, совсем не маленькая история). Порывались, но каждый раз сдерживались. Не те были случаи, для такого дела как дорогущий коньяк. А вот сейчас — как раз тот случай. Грех не отметить такое удивительное везение! Целое подземелье доверху полное бесценных вещей! Да они до конца жизни, могут теперь жить в Зоне в своё удовольствие, потихонечку продавая всё, что здесь сумели найти. Кому интересно принадлежала эта база? Первым Искателям? Говорят, они пропали без следа и Искатели, что сейчас бродят по Зоне, кроме своего непонятного Зерцала, каких-то там миров, ищут ещё и своих первых, пропавших. А может, Каблуки или Истина? А что, может быть. О них мало, что было известно и, и тех и других уничтожил Долг. Вот про Каблуков легенды всякие иногда слышно, а вот Истина пропали слишком быстро. Так никто и не понял, чего они забыли в Зоне. А может Тёмные? Они, говорят, были уверены, что Зона, не что иное, как открывшиеся на Земле, врата Ада и через них придёт наземь, какой-то мальчик, что бы уничтожить мир. Психи — они Монолит пытались с ЧАЭС выбить. Наверное, думали, что их чудо мальчик попал к монолитовцам в плен. Психи. Вот Монолит тоже психи — но монолитовцы совсем свихнутые, что бы их победить, нужно быть самым-самым двинутым в Зоне. И уметь воевать как Долг. И теперь Тёмных больше нет. Может, их база. Может…
— Разливай! — Гарри поставил стаканы.
— О! — Фрэнк взял свой стакан. Точнее чашку. Изумлённо глянул на своего друга. Потом снова на чашку. Синяя. На ней нарисован розовый кролик с огромным букетом цветов и надпись: "Ты сегодня самая красивая!". — Что это?
— У местных хозяев был странный вкус. — Сказал Гарри, пожимая плечами. У него чашка была коричневая, и на ней был нарисован мускулистый парень, хитро подмигивая, напрягающий бицепс. И надпись: "Я тебя люблю, пупсик!". Эта надпись была сделана на русском. И Гарри с трудом её понял. Распространяться о её смысле не стал. Фрэнк по-русски не читает, так что обойдётся. Всё-таки, вряд ли это подземелье принадлежало Тёмным. Скорее всего, Каблуки или первые Искатели. У них много женщин было. Говорят несколько этих женщин, долговцы до сих пор при себе держат, в плену и сексу ради. Гарри тряхнул головой: такие мысли могут отравить празднование. Всё-таки, три года они не прикасались к этой бутыли! Берегли. Ни к чему отравлять удовольствие такими нехорошими мыслями.
— За удачу! — Отсалютовав стаканами, они выпили. И в первый момент даже задохнулись — так крепок стал коньяк! Нектар!
Весь вечер сталкеры сидели за столом, и пили свой коньяк. Спиртное ударило в головы, и они даже пели песни. Вспоминали о прошлом, откровенничали, мечтали о том, на что обменяют все эти вещи, что достались им в наследство от прежних хозяев подземелья. Лишь через несколько часов они почувствовали, как слипаются глаза. Полностью довольные, прошедшим днём, полные радужных перспектив на будущее, они отправились спать — каждый на отдельную кровать. Роскошь, давно забытая и, казалось, уже невозможная. Едва упав в эти пыльные, но удивительно мягкие кровати, они погрузились в сон…
Гарри проснулся внезапно и сейчас лежал, открыв глаза, изучая взглядом потолок. Он не мог понять, что его разбудило. Гарри пролежал без движения пару минут и снова закрыл глаза. Что-то громко хрустнуло. Сталкер немедленно соскочил с кровати. Автомат, с которым по привычки он спал в обнимку, уже уютно устроился в его руках. Он смотрел в прикрытые двери комнаты и ждал. Звук повторился.
Гарри подошёл к двери, открыл её чуть шире, стволом автомата. Ствол его М-16, для этой цели, конечно, не очень подходил, но есть места, где, прежде сунув руку, можно было остаться без неё. За дверью, по-прежнему стоял стол. Три стула и лежали на столе остатки их ужина и пустая бутылка. Сталкер выскользнул из комнаты и остановился у стены, готовый стрелять. Хруст повторился. Очень неприятный хруст — будто кость сломалась.
И доносился звук из комнаты занятой Фрэнком…, что этот мудак там делает? Жрёт, что ли? Похоже. Вот и чавкнул кто-то. Гарри уныло хмыкнул: иногда привычка просыпаться от едва слышного шороха, спасает жизнь, а иногда играет с ними дурные шутки. Он повесил оружие на плечо и задумчиво посмотрел на остатки еды, лежащие на столе. Тоже что ль похрустеть? Желудок довольно заурчал. Гарри подошёл к столу и стал прикидывать, съесть ещё немного говядины или чего другого? Редкая в его жизни роскошь — выбирать, что именно съесть. Чаще есть приходится всё, что съедобно, и пока оно у тебя есть. Наконец, он решил поесть вяленую рыбку из ещё не вскрытой упаковки. Разорвав её зубами, присел прямо на стол. Стал жевать, глядя в сторону тамбура. С удовольствием жевать, даже, несмотря на то, что у него немного болела голова. Давненько он не жевал такой вкуснятины. Гарри успел съесть пол пакета, прежде чем сообразил, что дверь в тамбур, широко открыта и отчётливо видно лестницу, утопленную в стену и освещённую электрической лампой. Свет они не выключали. А вот дверь закрывали.
Пакет полетел на пол, а автомат вернулся в руки. Гости пожаловали? Отчего же они их не услышали? Гарри осторожно двинулся к прикрытой двери комнаты Фрэнка, держа автомат у плеча. Почему-то, он не мог решиться позвать его.
И только приоткрыв дверь в комнату Фрэнка, Гарри понял, что в тамбуре имелось ещё одно изменение: мумифицированный труп пропал.
Он распахнул дверь рывком и ворвался внутрь. Фрэнк был здесь. Лежал на кровати, широко раскинув руки. Над ним склонилась спина, прострелённая на вылет в трёх местах и покрытая запёкшейся кровью. Мертвец сидел на Фрэнке. Спина трупа была сгорблена и мелко подрагивала, как и руки сталкера…, и кровь…, много крови на полу, на кровати…
Гарри издал возглас полный отчаяния и боли — Фрэнк был его другом, они вместе прошли так много…, и вот его жрёт зомби.
Очередь. Ещё одна: сдохни гнида!
Патроны кончились. Мелко дрожащая спина трупа, по-прежнему склонена над Фрэнком. Зомби продолжал жрать! Пули повели себя очень странно, врезаясь в эту спину. Всего несколько из них с мерзким шмяком, вошли в мертвеца. Остальные с визгом отскочили от мёртвой девчонки. Будто он стрелял в скалу.
Патроны в обойме кончились и Гарри не стал перезаряжать, с воплем ярости он кинулся на эту тварь продолжавшую как ни в чём ни бывало, пожирать его друга. Он ударил прикладом в затылок существа и едва не промахнулся. Подошёл слишком близко и увидел лицо Фрэнка. Там уже не было лица. Проклятый зомби, объел плоть и разгрыз часть костей. Удар приклада был столь силён, что металлопластик захрустел и треснул, но, зомби, вся вымазанная кровью Фрэнка, даже не отреагировала на удар. Она продолжала торопливо и жадно есть. Её красные зубы вгрызлись в скулу Фрэнка и, с мерзким хрустом, сжались. Гарри взвыл, теряя голову от ярости и страха. Одним движением перебросил оружие за спину. Схватил мертвеца за плечи и попытался скинуть её на пол. Ему почти удалось стащить её с покойного друга, но тут случилось то, чего он никак не мог ожидать. Что-то обожгло ладони Гарри, и он отдёрнул их. Отдёрнулась только правая. Зомби продолжала хрустеть костями Фрэнка, а Гарри выл от боли и ужаса. Левая кисть, намертво приклеившаяся к плечу мертвеца, горела от непереносимой боли. Сквозь окровавленную и ветхую ткань комбинезона мертвеца, сквозь его ладонь, вверх взметались серебристые ниточки, очень напоминавшие ручейки расплавленного металла. Они вгрызались в плоть и рвали её на части. В несколько секунд, они отсекли кисть сталкера и распороли её на десятки мельчайших кусочков. Ладонь Гарри упала на труп его друга, кучкой маленьких окровавленных кусочков мяса, а серебристые ручейки втянулись в плечо мертвеца.
Воя от дикой боли, Гарри отступил к двери, запнулся и упал на спину. Теперь он смотрел только на обрубок левой кисти, из которого фонтаном била кровь. Мертвец медленно распрямился. Голова чудовища с хрустом повернулась под невозможным углом, и Гарри взвыл уже от непереносимого ужаса, даже ощущение боли в искалеченной руке, почти исчезло. Зомби, какой-то странный зомби, тяжело двигаясь, слез с Фрэнка. Гарри взялся за пистолет. Утяжелённый ствол, плавая из стороны в сторону, с трудом был нацелен в кошмарное лицо зомби. Уже вжимая спуск, Гарри понял, что произойдёт. Он выстрелил один раз и бессильно уронил руку. Тяжёлая пуля, разрывавшая головы людей на куски, попала точно в серебристо-белый лоб девки, перемазанный кровью Фрэнка. Голова с хрустом откинулась назад. У человека сломалась бы шея, от такого движения. У мертвой девчонки, лишь сильно напряглась шея, и широко открылся рот: ей, видимо, было не просто так далеко назад откидывать голову….
С протяжным шипением, мертвец вернул своей голове прежнее положение. Она снова двинулась к нему. Гарри глянул на свой пистолет, впервые оказавшийся бесполезным. Посмотрел в страшное лицо мертвеца. С каким-то отстранённым удивлением, отметил, что у зомби, серебристые белки глаз и удивительно синие зрачки. Глянул на растерзанное тело своего друга…, он не хотел, что бы и его съели заживо.
Гарри поднял оружие и приставил дуло к виску…
Когда зомби начала пожирать его лицо, он был уже мёртв…
 
1. Визит в прошлое
 
— И всё же, парни, я по-прежнему считаю, что вы поступили отвратительно грубо и просто ужасно нецивилизованно! — Сказал некто неизвестный, в старом рваном плаще и укоризненно смотревший сейчас на две пушистые фигуры, медленно бредущие впереди. Вразвалочку бредущие. Животы им раздуло так сильно, что оба с трудом переставляли лапы, и было видно, что вот-вот они просто лягут, где стоят и вообще откажутся шевелиться. Один из них обернулся при звуках речи. Красные глаза, немного пьяные от чрезмерно сытого обеда, были чуть затуманены. Второй, громко заскулил и прижал уши к овальному своему черепу. Шерсти на нём было не так много, как на первом и росла она, почему-то, пучками. — Рут, тебе должно быть сейчас очень, очень стыдно.
Рут зевнул и остановился. Поднял хвост торчком и рухнул с лап. Повалился на бок.
— И это как понимать? — Сталкер, шедший позади двух больших объевшихся псов, остановился и хмуро воззрился на чрезвычайно наглого пса. И очень ленивого, к тому же! — Кут! И ты туда же! Вот что за воспитание!?
Оба пса разлеглись прямо посреди тропинки.
— Парни. — Рут зевнул. Кут почесался. Сталкер тяжело вздохнул и сел рядом, спиной прислонившись к дереву. — А вы вообще в курсе, что тут тропинка? Лесная, кстати. — Кут взвизгнул. Вроде бы удивлённо. — Да-да Кут: тут ходят всякие звери и даже сталкеры! Они очень опасны. Особенно сталкеры. Должен заметить вам: они чрезвычайно опасны! Они, эти ужасно грубые люди, могут испортить нам настроение на весь день! Это же просто кошмар! И потому я думаю…
Руту, видимо, было всё равно, что он там думает: пёс мирно всхрапывал во сне.
— Кут, вот скажи мне: зачем вы его съели? — Строго хмурясь, посмотрел сталкер на второго пса, солидную внешность коего украшали неравномерно разбросанные по коричневой шкуре, пучки чёрной и жёсткой как проволока шерсти. Только на морде пса, эта шерсть была более-менее пушистой и даже мягкой. Для грубых ладоней рядового сталкера — почти пух. Пёс повернул голову, но встать не пожелал. Красные глаза сонливо моргнули.
— Парень хотел нас только убить и всё. — Кут зевнул. Подтянул заднюю лапу, собираясь почесать голову. Не дотянулся, и шумно вздохнув, бессильно растянулся в прежнее положение. Плевать ему было на удивительно самоуверенный обед (убить его хотел, ха!), обед уже тщательно пережёванный и потреблённый внутрь. — А вы его съели. Не стыдно? Вот он бы нас есть не стал. Только убил бы и всё. — Оба пса шумно вздохнули, уже во сне. — В конце концов, он ведь был из Долга! — Эта шокирующая новость не вызвала никакой реакции грозных хищников, нынче так объевшихся, что и хвостом пошевелить им было чрезвычайно трудно. — Парни, вы испортите себе желудки — едите всякую дрянь. Заработаете себе гастрит. Острый. И диарею. Кстати, диарея — ужасная болезнь.
Кут, во сне, нервно дёрнул левой задней лапкой. Смотрелось очень мило.
Сталкер, оставив псов в покое, некоторое время сидел на земле и задумчиво смотрел на лес перед собой. Казалось, он задумался о чём-то Великом, о чём-то, что не доступно сознанию других, нечто Бесконечное как само Время, захватило его могучее сознание…
Сталкер прищурил один глаз и плюнул. Жирная муха, присевшая на сочный и, наверное, вкусный листик, отчаянно задёргала мохнатыми лапками и соскользнула на самый его край. Побултыхалась немного и рухнула вниз, трагически уйдя из жизни.
— И что мне делать? — Грустно спросил сталкер, своих спящих друзей. — Вас двух щеночков сторожить? — Задумчиво пожевал губами. — Да что вам сделается? Пойду, рядышком погуляю, на лес посмотрю.
И, что самое интересное: взял, и таки пошёл! Ага, погулять. Насладиться, что называется непередаваемой красотой аномального, иногда радиоактивного леса. Чудесное, просто чудесное местечко! А ветра тут какие, — то ураново-стронциевые, то просто и без затей, кислотой в лицо брызнет и всё. Зато красиво. По ночам, вот, лес иногда светится. Не сильно так, в пределах нормы, рентген на семьсот-восемьсот. Терпимо, в общем.
Как истинный сталкер, он двигался по лесу, внимательно глядя по сторонам. Не потому что боялся аномалий, как боятся их все нормальные сталкеры (бывалые не боятся — опасаются). Нет, он их не боялся и даже не опасался. Их он просто чувствовал. Один из многих плюсов, довольно таки неприятной истории приключившейся с ним полтора года назад. Так что, аномалии сего конкретного сталкера не интересовали — он обходил их ещё до того, как они попадали в зону видимости глаз или датчика висевшего на его поясе. Впрочем, большинство аномалий, увидеть мог только датчик или глаз бывалого сталкера. Нормальный, едва сюда попавший сталкер, увидеть их невооружённым глазом не сможет. Не хватит опыта, что бы распознать некоторые мелкие подсказки самой природы, в виде сломанной или оплавленной веточки, камушка, торчащей из земли косточки.
Велес видел все эти знаки — у него опыта было хоть отбавляй. Так что, измени ему его шестое чувство, он всё равно смог бы обходить затаившиеся аномалии без особого труда. Он и обходил: «Жарки», "Комариные плеши", другие опасные ловушки Зоны — аномалии, гравитационной основы, тепловой, кислотной, кристаллической, других. А вот аномалии электрической природы, он, почему-то, совсем не обходил. Неужели этот сталкер неожиданно сошёл с ума? Вот, прямо по курсу сияет ярко, прелюбопытная хреновина, сталкерами прозванная "Звезда Смерти" — а он идёт себе, насвистывает. О! Сейчас он шагнёт внутрь смертельной аномалии и ударит его десять тысяч, а может и все десять тысяч сто, самых натуральных вольт! И зажарится он, весь и совсем…
Хм, не зажарился. А ведь шарахнуло так, что даже паучок, с дерева ему на плечо упавший, вспыхнул аки факел и сгорел. А сталкеру хоть бы что: идёт себе, насвистывает…, чего насвистывает-то? Не знаете? Вот и я, чего-то никак мелодию не узнаю…
Аномалия полыхнула. Два раза. Второй раз, даже как-то радостно, будто здороваясь. Сталкер улыбнулся, одному из сотен узлов Сети и прошёл сквозь аномалию, дальше по своим делам. По пути поправил пояс с пистолетами и привычно поправил ремень тяжёлой винтовки переброшенной через плечо…, уныло хмыкнул. Винтовки за спиной не было, как, естественно, и ремня от неё. Всё это хозяйство он посеял на Кордоне. Не так давно, кстати.
— Эх, Велес, Велес…
Пробормотал сталкер, двигаясь неспешным шагом по лесу Зоны, совсем недавно надевшему светло-зелёное одеяние лета. Яркое красивое одеяние — ещё совсем живое и очень зелёное. Он остановился и с удивлением осмотрелся вокруг.
— Как нарисованный. — И пошёл дальше, оглядывая землю перед собой.
Он был прав. Ранний летний лес, ещё до того, как листья погрубели и налились зеленью, так что становятся тёмными-тёмными, в любом месте планеты, а в Зоне особенно, кажется, каким-то ненастоящим, будто его только что нарисовали масляными красками. Всё неестественно яркое, всё пахнет слишком сильно, всё живёт слишком быстро, жадно живёт, будто торопится…, что за вонь?!!!
— Тьфу. — Сказал сталкер, кривясь всем лицом сразу, и поспешно обошёл "Подснежник с сюрпризом". Нет, вы ошибаетесь. Это не совсем аномалия. Точнее даже почти аномалия, встречающаяся практически в каждом лесу, где обитают или иногда путешествуют люди. Просто вон там, под пихтой, ну, у которой веточка слегка поломана, видите? Там кучка серо-коричневая. Нет, это не мутировавший древесный корень. И не артефакт — они иначе пахнут. Это просто какой-то двуногий, ощутил примерно в этом месте, острую потребность изгадить окружающий мир и наполнить его собственными неповторимыми запахами…
Хоть бы лопухом прикрыл, скотина.
— Развелось сталкеров всяких. Ходют где попало, едят что попало и гадят тоже где попало… — Буркнул Велес, старательно зажимая нос. Слишком хорошее было у него обоняние. Уже метров пять проскочил, а всё равно так прёт, аж лёгкие забивает. Фу! А ежели припомнить, что запах, является материальной частицей того вещества, которое изволило пахнуть, так и вообще нехорошо становится.
 
Nikolai Groshev
first Stalker
 
 
or
 
how to end a legend
 
Evolution (in biology) - irreversible historical development of wildlife. Determined variability, heredity and natural selection of organisms. Accompanied by their adaptation to the changing conditions of life, education and the extinction of species, transform ecosystems and the biosphere as a whole.)
Prologue
 
- Well !? What is it? - Irritable called a stalker, a square hole near his feet. He waited for a long time, and even began to worry a little. It had been a few minutes, as a team-mate came down and since then no sound, no movement.
- Harry! - Yelled from below. - Get down! Then clean! And here it is !!!
- Really lucky?
Himself Harry asked, throwing machine on the shoulder, and hurriedly got into the pit. Clinging to the first ladder rungs, he closed the hatch behind him - that was not easy, with a bulky gun behind his back, and the need to hold on for the first crossbar ladder, and quickly hand over hand and feet, hurried downstairs. As soon as his feet touched the concrete floor of a good, Harry hurried to enter the wide open door. On the corpse of the girl, who was lying face down, at the very stairs, he paid no attention. Frank had already examined neither zombies nor a mutant, Hidden. Normal trupakov longstanding. Mummified a little, but not surprising. Perhaps the girl lay in the tightly closed dungeon for years. And that can, from the appearance of the zone. Lies and let yourself down there is. It does not stink and it is fine.
- Harry! - Frank yelled impatiently. - What took you so long!
- Here am I! Here. - Wincing the loud cry of the partner, Harry said. He had already entered from the vestibule with stairs to the main room dungeon and now the cries of fellow literally deafening. - ABOUT! Yes, there was seen a large base! And, Frankie?
- How to speak Russian - in the most ass hit!
Harry grimaced Frankie differed remarkably interesting quality. He loved to remember, and then use the sayings and catchphrase different nations. And invariably confused themselves expressions of their affiliation to specific nations, and their very content. Explain to him that did not work, despite numerous attempts. And it is worth to try again as team-mate began to sulk and resent about a week. In the end, Harry stopped at all indicate a friend to his obvious and serious errors.
Harry passed a large table standing in the middle of large, with rounded walls of the room. There were several doors - almost all wide open. Species and, true replacement base or a cache of some groups. Looted such a thing - a very profitable occupation. Harry knew firsthand. He and his partner have long cast a suicidal activity like stalking. We tried to hunt for parts of the bodies of mutants for nauchnikov, but suddenly discovered that this is a very dangerous occupation. Somehow, the same Snork does not want to part with the parts of their bodies. So they decided to try another business. As it turned out, both remarkably well able to find hiding places. So Conductors smell abnormalities. But they sensed a place where someone has something to hide. It is not a hideout they were able to find and plunder. And yet I never followed the price paid for their difficult craft. They were careful - that's all. That is - they have found the cave. They found that there is electricity and running, there may be something to make money. And Frank went down. So he called him. But only because he found everywhere, on every inch of the local dungeon dust. The old, lying in several layers, many months or anyone untouched powder. And the corpse of a local inhabitant, please contact the mummy. Abandoned base - it is doubtful that in the looting of the place followed by retribution. Most likely, the place belonged to one of the victims groups, which there were not less than the currently existing, and maybe more. So: take it, I do not. And they wanted. Highly. Looting was their bread, salt and, of course, beer. Beer are both very fond of ...
- I ... - Harry entered the room, from which Frank shouted. - I have no words my friend!
Frank stood, beaming. He threw a triumphant glance at his friend.
- Bingo! - And he jumped on a soft bed down the middle of the room. Immediately a whole cloud of dust rose. Frank coughed, but his delight is in no way marred. He laughed happily. - For a long time we did not luck, Harry! Oh! Yes, so we have never been lucky!
Harry could not speak, and only looked at the room situation. Bed. A pair of cabinets and shelves nailed to the walls. Several weapons racks and metal boxes couple disclosed. It seems nothing special - how many caches they have come across! Cloud and a small cloud in the bargain. Yes, but for the most part they were empty abandoned building. That, or have already plundered stalkers, or perished in the devastated zone hosts. But then! Weapons stood untouched, more lubrication, and is wrapped with oiled cloth. Boxes full of boxes of ammunition. On the shelves of food, mainly in vacuum and sealed packages. And in one of the cabinets dimly poblёskivayut artifacts. Yes, and not the last! Medusa, even seen the sea urchin - yes there is, perhaps, still is! They seem to have found the tomb of King Tut! Only local Tutankhamun, stalking engaged ...
- I can not believe. - Murmured Harry, breaking into a happy serene smile.
- I also. - Frank stopped squatting on the bed. And then he issued an enthusiastic cry of a drunken Tyrolean dancer and began to jump on the bed. The room immediately filled with dust cloud.
Coughing, Harry hurried to go away. More specifically run out swift gallop. A second later, Frank popped him. All dust, coughing hysterically, but terribly happy and smiling they closed the dusty room and paused at the door. He cleared his throat, looked at each other and rushed headlong into the other rooms.
More is not less than an hour did not stop their enthusiastic screams. Small, in general, the dungeon was brim scored the priceless things. Weapons, ammo, food - just fill up! Even artifacts, however, and the last bit scattered, anywhere. The feeling that here someone has lived for some time and boredom artifacts collected in the county, and then cast here, where lies the soul. Strange, of course. But both agreed that this was an unknown woman dead at the entrance. Perhaps she found it a warm place and lived here for a while. And then she had no luck, and then she died. Surprisingly, though, as yet he managed to get here - on the back of her orange jumpsuit they saw at least three serious wounds. But probably I got, I thought lie down, and so it died ... Zone - there do not last long.
However, Frank and Harry could argue with that statement. They then hung back in the days when the Seeker and no one heard. Then they tried themselves in the role of gangsters. Not very successful was the time for them. Both did not like to think about the day that realized the baseness bandit fishing and abandoned it. Specifically, they did not like to recall the very moment of the descended on them insight.
- ... Goblins, damn it! - Told them the object of robbery, discharging their weapons and putting them to the cartridges in his pocket. He looked like Harry tries to unstick puffy eyes on her red from the blood, and have already begun to swell face. - Are you one on the gop-stop dissolve like syavki rag?
I had to answer this question, Harry, because Frank could not speak and only howled softly, cradling raked shoulder. Shoulder Frank lumbago their sacrifice.
- Remember loshn. - I Told them that an elderly man had seemed such an easy prey. - Here is my territory. Here on this side of Chernobyl, vkuril devils? - Harry had to respond quickly because the stalker is not waiting for an answer, became much kicking his feet. Then both professionally searched, took everything they had - even cigarettes and left. After saying goodbye.
- You'll see more: blockages. - And throwing his backpack over his shoulders visibly potyazhelevshy, due to things Frank and Harry straightened his dirty filthy cloak. And went into the woods, Burch himself. - Lived, blah: fraera have any loot. So soon bandit honest work does not remain ... any fuckers will dishonor my reputation ... and lads finds out? Beggar loshara some robbed! Yes, I'll die of shame also. No, they have to sew ...
Aged stalker came back to him, but Harry and Frank, had already managed to escape - they heard something, he muttered under his breath. Russian did not pursue them. Lucky. Remained alive. Here since then and they have realized that rob honest stalkers very bad. Especially if you will fall Russian stalker. Russian stalkers, for some reason, it is very difficult to rob. The last one, in an instant, from the victim became a robber. I took their weapons, beat and robbed them himself. Russian stalkers somehow not robbed. What's the secret, Harry had no idea. And that meaning: loshara, he did not know, although a little spoken in Russian. I did not understand a word - loshara, was exactly the same secret? But maybe not. In any case, Frank and Harry hurried to get out of that part of the areas where there were a lot of Russian indecent. With them, they face no longer want, because, except in the case was with them, and other unpleasant experiences with Russian stalkers. Crazy people. Harry did not understand them, and a little afraid. But it usually takes a robbery, since they ceased altogether. Where profitable and safer, there was looting. For five years they are looters and did not regret it. Everything is simple - do not go where you do not need, and all will be well. They did not climb.
Literally searched every corner of the dungeon, stalkers looters, hungry and decided to try a little bit of local stocks.
- Delicious. - Frank said, disposing of the self- heating soup package. He sighed, belched, and looked at the package, it is also the plate. - ABOUT! Ten years ago ... did you see! A tasty.
- Concentrate. - He replied Harry, seizing smoked beef, smoked bacon same. - That's all from military depots. They can lie for fifty years and not spoiled ... - He wrinkled face and spat bacon directly on the table. - While the bacon seems to be rotten.
- Speaking of moldy stuff. - On the blank stare each other, Frank nodded toward the "vestibule" disguised door. - Girls should be thrown into the street. I have something on their own, from such a neighborhood.
- Yeah, you know, me too. - Harry nodded, swallowing beef. - Who or throw in the morning?
- And come morning. - He waved his hand, Frank. - It's getting dark, any thing could in fact and on our tracks go. Who knows? Zasyadet, at the hatch and wait.
- Yes you are right. Rain in the morning.
- In the meantime, let's celebrate our precious discovery! - And Frank has put on the table a bottle of cognac. Harry smiled, stood up and went to look for glasses.
This cognac, they carried with them. Already three years. Cherished and preserved. Not once, not twice broke her drink (how they got this bottle and that had to do that to get it - a private, not a little story). Breaks, but every time constrained. Not those were cases, for such things as the doroguschy cognac. But now - just in case. Sin does not mention such an amazing luck! The whole dungeon brim full of precious things! Yes they are until the end of life, can now live in the Zone for fun, quietly selling everything you could find here. Who cares belong to this database? First Seekers? They say they disappeared without a trace and crawlers that now roam the Zone, in addition to its incomprehensible Mirrors, some sort of worlds, searching for more and their first missing. Maybe Heels or Truth? And that may be. About them a little, that was known, and those and others destroyed long. That's about all sorts of legends Kablukov sometimes audible, but the truth is lost too quickly. Since no one knew what they were forgotten in the Zone. Or maybe the Dark? They are said to have been assured that the area is not that other, as the world opened, the gates of Hell and come down through them, a boy, that would destroy the world. Psychos - Monolith they tried to knock Chernobyl. Perhaps the thought that their miracle boy got to the Monolith in captivity. Psychos. Here too crazy Monolith - Monolith but quite mad, that would defeat them, you have to be the most-most moved in the Zone. And to be able to fight as a duty. And now Dark is gone. Maybe their base. Can…
- Pours! - Harry put the glasses.
- ABOUT! - Frank picked up his glass. More precisely the cup. I looked in amazement at his friend. Then again for a cup. Blue. On it is painted pink rabbit with a huge bouquet of flowers and the words: "You are the most beautiful today!". - What is it?
- The local hosts had a strange taste. - Harry said, shrugging. He had a cup of brown, and it was painted by a muscular guy with a sly wink, straining biceps. And the inscription "I love you, Pupsik!". This recording was made in Russian. Harry could hardly understand her. Spread about its meaning did not. Frank in Russian does not read, so would cost. Still, it is unlikely to belong to the Dark dungeon. Most likely, the heel or the first Seekers. They had a lot of women. They say some of these women, dolgovtsev still kept to himself, in captivity and for the sake of sex. Harry shook his head: such thoughts may poison the celebration. Still, three years, they have not touched this bottle! Cherished. To what poison enjoy such bad thoughts.
- For good luck! - Saluted glasses, they drank. And for the first time even suffocated - so strong was the brandy! Nectar!
All night stalkers were sitting at the table and drank his cognac. Alcohol struck in the head, and they even sang songs. Reminisces about the past, confided, dreamed about what will exchange all of these things that got them inherited from the previous owners of the dungeon. Only a few hours later they felt the eyes stick together. Fully satisfied, passed the day, full of bright prospects for the future, they went to sleep - each in a separate bed. Luxury, long forgotten and, apparently, is no longer possible. Hardly falling in the dust, but surprisingly soft beds, they fell asleep ...
Harry woke up suddenly and now lay, opening her eyes, studying the ceiling look. He could not understand what had awakened him. Harry lay motionless a few minutes and then closed his eyes. Something crunched loudly. Stalker immediately jumped out of bed. The machine, which by habit he slept in an embrace, has nestled in his arms. He looked in the covered room door and waited. The sound was repeated.
Harry walked to the door, opened it a little wider, the barrel of the machine. The barrel of his M-16, for this purpose, of course, is not very fit, but there are places where, before putting his hand, it was possible to go without it. Behind the door, still standing table. Three chairs and lay on the table the remains of their dinner and an empty bottle. Stalker slipped out of the room and stood at the wall, ready to shoot. Crunch repeated. Very unpleasant crunch - if a bone is broken.
And the sound was coming from the room occupied by the Frank ... that this asshole was doing there? I eat, or what? Looks like. That chavknul someone. Harry chuckled sadly sometimes the habit of waking up from a barely audible rustling, saves lives, and sometimes plays bad jokes with them. He hung the weapon on his shoulder and looked at the remains of food on the table. Also pohrustet eh? Stomach fairly purred. Harry walked over to the table and began to figure, eat a little beef or anything else? A rare luxury in his life - to choose what to eat. Most have to have everything that is edible, and while it is you have. Finally, he decided to eat a dried fish from the not yet opened package. Tearing her teeth and sat down directly on the table. I chewed, looking toward the vestibule. With pleasure to chew, even despite the fact that he had a little headache. Long time he had not chewed so yummy. Harry managed to eat half the package before you realized that the door to the vestibule, wide open and clearly visible staircase, recessed into the wall and lit bulb. The light they are not turned off. But the door was closed.
The package fell to the floor, and the machine is back in your hands. Guests come for? Why are they not heard? Harry cautiously moved toward the closed door of the room, Frank, holding a machine gun from the shoulder. Somehow, he could not bring himself to call him.
And just opened the door in the room Frank, Harry realized that in the vestibule there is one more change: the mummified corpse was gone.
He yanked open the door and rushed inside. Frank was here. Lying on the bed, arms spread wide. Above him, he leaned back, prostrelёnnaya take off in three places and covered with gore. The dead man sat on Frank. corpse back was hunched and finely trembling like a stalker ... and hands, and blood ... a lot of blood on the floor, on the bed ...
Harry made a cry full of despair and pain - Frank was his friend, they went together so much ... and that's it eats zombies.
Queue. Another: Die nit!
Cartridges run out. Trembled back the corpse, still bent over Frank. Zombies continue to eat! Bullets behaved very strangely, running into the back. Just a few of them with nasty Biff, entered the dead man. The others squeal rebounded from a dead girl. As if he shot into the rock.
Cartridges run out of the cage, and Harry did not recharge, with a cry of rage he rushed at the creature to continue as if nothing had happened, to devour each other. He hit his head with the butt in substance and almost missed. He came up too close and saw the face of Frank. There was no longer a person. Damn zombies and overeat gnawed the flesh of the bones.
 

* Внимание! Информация, представленная *