Дмитрий Бондарь Чужая мечта

Дмитрий Бондарь
Чужая мечта
 
 
(Взгляд в будущее)
 
Роман
Меня зовут Максим Сергеевич Берг. Не это имя было дано мне с рождения, но теперь в моем паспорте написано именно так.
Впрочем, ни меня, ни того, чье место я занял, уже никто и никогда не назовет этим именем. В своей нынешней жизни я больше известен под прозвищем Авгур. Смешное прозвище. Тем более смешное, что никакими предсказаниями я сроду не занимался. Не занимаюсь и ныне. Но случайное прозвище приклеилось, приросло, я сроднился с ним. И уже не отзываюсь ни на Макса, ни на любое из других имен, позывных и кличек, которыми обзаводился всю свою жизнь. Вернее, даже две жизни.
Так уж получилось, что за свои тридцать лет я прожил шестьдесят — как говорится — за себя и за того парня. На самом деле — кто из этих двоих я, а кто — «тот парень», мне предстоит разбираться еще очень долго. Если, конечно, захочу. Сейчас я уверен, что мне до этого совсем нет никакого дела, но кто знает (может быть — легендарный Монолит?), что ждет меня впереди?
Я всегда полагал, что удача — это достижение поставленных целей. Не глупое случайное везение, а построение некоего пути, который при любых внешних обстоятельствах приводит тебя к намеченному результату. Не каждому выпадает шанс найти или создать такой путь, но тех, кто все-таки нашел и смог воспользоваться им, можно считать по-настоящему удачливыми, поймавшими свою синюю птицу, разглядевшими лицо переменчивой Фортуны и прочая, прочая, прочая.
Только как быть, когда в конце пути вдруг понимаешь, что дорога не твоя, что встал ты на чужую тропу не по своей воле, прошел её до конца, получил все, чего хотел и даже гораздо больше, но это были не твои желания? Когда знаешь, что синяя птица, которую ты держишь в руках, поет не тебе, а Фортуна, вынужденно улыбаясь, не узнает тебя? Вправе ли человеку принимать то, что ему не принадлежит?
Или, коль уж назвался груздем — полезай в кузов? Стал Максом Бергом, стало быть, имеешь право и на его наследство?
Черт! Мы даже не были с ним знакомы, но никто не знает его лучше меня.
Когда я надолго задумываюсь о нем — о нас? — начинает болеть голова, поэтому я не буду мучить никого долгими размышлениями, а просто расскажу нашу с Максом историю, которая началась
 
22 июня 2016 г.
 
— Вот так-то, дружок. — Корень сидел на подлокотнике кресла и носком лакированного ботинка растирал на полу лужицу крови. Моей крови. — Долги надо отдавать. Особенно мне. Ты деньги брал? Брал?! Не слышу ответа?!
— Брал — согласился я, облизывая разбитые губы. Последние два часа телохранители Корня приложили немалые усилия к тому, чтоб с любыми его словами я соглашался сразу.
— Брал, — удовлетворившись моим ответом, Корень встал и прошелся вдоль подоконника. — Обещал отдать. Вовремя. Не получилось…. Ну что ж делать, всякое бывает… Пришел бы к дяде Корню, повинился. Я ж не зверь какой — подкинул бы работенку тебе. Непыльную. Лет за двенадцать, глядишь, и отдал бы все. С моим профитом. Не рассматривал такой вариант? — он наклонился надо мной, приставил ладошку к своему уху и рявкнул, брызгая мне в лицо слюной, — Не слышу!
— Нет, — в голове моей, изрядно подрихтованной его костоломами что-то гудело и звенело, мешая сосредоточиться.
— Не рассматривал… — Корень отвернулся, взял у одного из своих мордоворотов носовой платок и вытер влажную ладонь.
Потел он здорово. Хотя при его весе и духоте в подвале это вовсе не мудрено.
— Не рассматривал, — задумчиво повторил он. — Зря не рассматривал. Наверное, боялся очень и думал, что злой дядька Корнеев сразу с тебя шкуру снимать примется? Молчишь? Ну и не говори, по глазкам твоим заплывшим видно. Ты и сейчас боишься. Только видишь, какое дело — с должников сейчас не принято шкуры снимать. На что мне твоя шкура? За те деньги, что ты профукал, твою шкуру никто не возьмет. Ты ж не горностай какой… Ха.
Он поднял с обломков стола пластиковый конверт с копией моего кредитного договора, который принес собой, обмахнулся им как веером и бросил в корзину.
— Думаю, Макс, мы с тобой обойдемся без судов, ага? По-свойски. Ведь не чужие люди друг другу?
Я промолчал, не спеша бросаться на шею «свойскому» человеку.
— В общем, — Корень подошел к окну и посмотрел куда-то вверх, где виднелись колеса припаркованного рядом со зданием джипа, — отрабатывать долг тебе все равно придется. Только теперь не обессудь, непыльной работы у меня для тебя, Максик, нет. Осталась только пыльная, трудная и немного вредная для организма. Ну, ты согласен? — Он уставился на меня своими черными выпуклыми глазами.
— Разве есть другие варианты? — мне было больно и продолжения утренней экзекуции совсем не хотелось.
— Вариантов, собственно, два, — Корень улыбнулся и поморщился одновременно. — Первый вариант — сейчас ты выписываешь генеральную доверенность на управление всеми твоими активами, у тебя ж квартира, два гаража, офисное помещение метров на триста, грузовик какой-то есть…, все заложено, но это не беда. Надеваешь бетонные ботинки на ноги и плывешь инспектировать царство Нептуна. Мне этот вариант не нравится, честно сказать — гавно вариант, сколько там твоих активов? Крохи. Но у меня тоже выбор невелик… — он замолчал, давая мне возможность обдумать его слова и проникнуться мрачной перспективой.
— А второй?
— А второй будет такой: ты выписываешь генеральную доверенность на управление всеми твоими активами… — Корень снова улыбнулся, — Надо же, как похоже на первый! Не пугайся, конец будет другой. И отправляешься в экзотик-тур по местам боевой славы украинских и белорусских партизан.
— Это как? — смысл его фантазий пока что оставался для меня тайной. — И зачем?
— Это, друг мой юный, не отдающий долги, в Зону. Чернобыльскую.
— Куда?! — Вроде и не трогал меня никто, а в голове опять зашумело.
— В Чернобыльскую Зону. На охоту. За артефактами…
— Корень, побойся бога! — я нашел в себе силы подняться с пола на колени. — Там же … там же копец! Сразу и без всяких вариантов! Это не выбор!
— Макс, я же говорил тебе, что работа трудная? Так чего ты развыступался? Ты думал, я тебя поставлю в кинотеатре контроль на билетиках отрывать? Зря так думал.
— Петрович, придумай что другое, а? Там ведь …
— Да ладно не ссы, Максимка! И там людишки живут. Плохонькие, но уж какие есть. — Он наклонился ко мне и снисходительно похлопал меня по плечу. — На первых порах помогут.
— Иван Петрович, а может эти людишки артефакты принесут? — с надеждой спросил я.
— Максик, ты совсем работать не хочешь? — он повернулся к своим мордоворотам, — Костик, ты ж обещал, что вопросов глупых я не услышу?
Костик, одним движением переместился ко мне и без замаха ударил меня в левое ухо. Если раньше в голове звенели колокольчики, то сейчас, похоже, они развалились на части. Я снова оказался на полу в луже натекшей из моих ссадин крови.
Как сквозь подушку до меня донесся голос Корня:
-.. принесли бы. Но я же сказал — плохонькие людишки. Башку кому отрезать — могут, а чего-нибудь путное сделать? Не, не выйдет у них, только пропадут зазря. Так что, Максимка, работа для тебя. Ты ж спортсмен, предприниматель… От меня вон почти два года бегал, предприимчивый ты мой. А я ж не глупее кровососа какого-нибудь! Я думаю, жить захочешь — справишься. Соглашайся! Хоть на Зону эту расчудесную посмотришь. Романтика! Опять же за мой счет. Ага? Я тебя не саркофаг над реактором вскрывать пошлю. И не хранилища Сбербанка в Припяти потрошить. Так, прогуляешься по спокойным местам, и через пару дней — обратно. Других-то вариантов у меня для тебя все одно нету. Вернее — есть, но тебе они понравятся еще меньше. Так что, по рукам?
С трудом поднявшись с пола и усевшись на свою отбитую резиновыми дубинками задницу, я помотал головой, прогоняя из неё сотню маленьких Карлссонов. Со всей отчетливостью мне становилось понятно: нужно соглашаться сейчас. До обещанного царства Нептуна я просто не доживу. Зачем-то Корню очень хотелось отправить меня в эту треклятую Зону, что, в общем, совпадало с моими планами. Или сделать так чтоб меня не стало. Ведь структура у него вполне официальная — банк. И стоит мне с моим разбитым лицом добраться до прокурора — и, по меньшей мере, скандал ему будет обеспечен. Ничего смертельного конечно, но неприятно. А терпеть неприятности Корень не любил. Устраивать их кому-нибудь — милое дело, а самому отписываться и оправдываться? Никогда.
Будь проклят день, когда я пошел за кредитом в этот банк! Суки! Так вежливо улыбались. И Корень — Корнеев Иван Петрович — начальник безопасности банка, его главный акционер и по совместительству давний приятель моего папаши долго жал мне руку, обещая любое содействие в щекотливых вопросах. Собственно, он и привел меня в свой банк. Надо же, старый друг отца! Вместе с папашей под Кандагаром водку на траву меняли, сапоги на ковры и машины на «Панасоники»… Боевые ранения, честь офицера! Поднялся сам и мне поможет! Так я думал тогда. Лучше б подумал: на чем он поднялся?! Сука припадочная.
Только потом, спустя полтора года, уже находясь в бегах, я вдруг понял, что меня просто подставили с этим кредитом. Схема «загони дурного лоха в долги» была отработана до мелочей — кому когда улыбнуться, кому когда внезапно заболеть или не там расписаться в малозначащей бумажке. Удобные поставщики, рекомендованные банком, склады, находящиеся у банка в залоге, транспортная компания, кредитуемая банком, чиновники — акционеры банка. Минимум издержек, одна сплошная прибыль! Но! Несколько простеньких, внешне никак не связанных технических ошибок и денег на моем счете нет, склады пусты, а долги есть и проценты по долгам немалые. И смешнее того — эти деньги из банка никуда не ушли, так и остались на его счетах, и ими же он выдавал новые кредиты другим лохам. Вот только я стал должен полтора миллиона евро. Это без процентов, которые даже считать не хотелось.
Впрочем, как рассказали мне знающие люди, очень многие банки работают подобным образом.
Урод! Как же я тебя ненавижу!
Ладно, надо соглашаться, по-другому, раз уж попался, все равно не выйдет.
— Когда надо ехать? — прохрипел я.
— Через недельку, — сразу откликнулся Иван Петрович, — рожица твоя заживет чуть, и отправишься. Ты молодец, с тобой хорошо договариваться. Прошлый раз быстро договорились и сейчас тоже недолго упрямился.
— Корень, можно последний вопрос не в тему? — по морде получать не хотелось, но язык мой был быстрее меня.
— Валяй, — неожиданно согласился Корнеев и примостился на любимый подлокотник.
— Почему я? Не проще нанять каких-нибудь спецов? — Размазывая кровь по лицу, я уселся поудобнее.
— Видишь ли, Макс, специалистов я уже нанимал. Денег в экспедицию вбухали — мама не горюй. А экономическая эффективность нулевая. Даже отрицательная. Пропали специалисты в Зоне, пропали деньги, результата нет. Не спрашивай как пропали — не твое пока это дело. А почему ты? — он достал из внутреннего кармана пиджака портсигар и прикурил сигарету, — Просто никто, Максимка, не бегал от меня целых два года. Не мог. Даже, помнится, в Парагвае и Ботсване должников находили. И гораздо быстрее. Но ты просто уникум какой-то. Вот я задумался немного и решил дать тебе возможность проявить себя. Ты ж там чего на часть кредита открывал? Школу выживания? Так покажи, что ты сам можешь выживать! Глядишь, и я к тебе в ученики запишусь. Хе-хе, учиться ж никогда не поздно? К тому же ты сын моего сослуживца, упокой, Господи, душу раба твоего Сергея, — Корень быстро перекрестился сигаретой. — Кому, как не тебе, поручить это хлопотное дело? Доступно для понимания такое объяснение?
— Вполне, — ясно было, что чего-то он не договаривает, но что правды от него я не услышу было еще яснее. Школа выживания! Надо ж, вспомнил! Пионерский лагерь это был для детей состоятельных родителей. Всё выживание — змею поймать и сожрать впятером.
— Ну и отлично, — он встал, стряхнул со штанов видимую только ему соринку и повернулся к Костику. — Значит так: тащите сюда лепилу, клиента лечить, кормить, холить и лелеять. Дайте в тире пострелять — там это может пригодиться. Костик, отвечаешь за него головой. Гадить пойдет — ты воду смываешь, понял? Я буду через три дня. Поправляйся, Макс. Пока.
Он ушел, а я думал о том, что все правильно рассчитал Зайцев: Корню очень нужен человек в Зоне. Кто-то лично ему знакомый, в меру не дурак, кого не жалко и кого можно полностью контролировать. А Корень уверен, что контроль его надо мной теперь стопроцентный. Дай бог, чтобы и остальные расчеты моего мутировавшего друга оказались верными, а я и дальше не выпадал из предназначенной мне роли.
Я очень боялся, что Петрович потащит меня на какой-нибудь полиграф, и тогда у него может появиться куча дополнительных вопросов, на которые я не смогу дать удовлетворительных ответов, но — обошлось.
 
26 июня 2016 г.
 
Три дня пролетели быстро. Вернее не так — первый день я мучился от боли во всем теле и обколотый участливым доктором отрубился, проспав целые сутки. На второй день меня повели в тир и дали вволю пострелять, предоставив на выбор целый арсенал. Результаты стрельбы вызвали на лице Костика сочувствующую усмешку. Ну да, я ж не какой-нибудь майор ГРУ — целый день отбивать лицом его пудовые кулаки, а на следующее утро маятники качать и попадать при этом в муху на лету — не обучен. Шестьдесят два очка из ста на пятидесяти метрах — кому-то может быть и смешно, но мне, увидевшему восемнадцатый «Глок» в первый раз, их смех был бы непонятен. Пока с переводчиком режимов огня разобрался — один пистолет стреляет одиночными и длинными очередями, а второй длинными очередями и короткими по три патрона — руки уже трястись начали. Они и без того тряслись: Костик гораздо лучше умел превращать людей в кровавую отбивную, чем учить их чему-то серьезному, и общаться с ним мне было тяжело. За предыдущий день знакомства у меня уже выработался условный рефлекс, заставляющий тело сжиматься и защищать руками голову на любое его резкое движение. Он это понял и иногда специально провоцировал меня, внезапно принимаясь причесываться или мять свое вареникообразное ухо. Моя реакция вызывала у него снисходительную улыбку, и Костик еще больше убеждался, что ждать от меня сюрпризов не придется. Эта игра мне не нравилась, но была на руку.
Когда я более-менее научился управляться с «Глоком», мы перешли к более существенным аргументам в любом споре и остаток дня стреляли из АК-105, АК-104, ФН пять-семь, ПМ, каких-то американских, французских, бельгийских винтовок, к концу пропахшего порохом дня мне казалось, что теперь я смогу заставить выстрелить и простую швабру. Впрочем, когда Костик осматривал мишени, лицо его приобретало все больше траурное выражение. Этот человек меня уже похоронил.
— Учить тебя стрелять уже некогда, да и вряд ли получится, — сказал он мне. — Вот что скажу: магазины валетом не скручивай, как в кино показывают. Делай вот так, — он показал мне пару алюминиевых магазинов, обернутые изолентой с проложенной между ними дощечкой. — Чтобы оба были сверху: когда будешь стрелять из положения лежа — второй магазин не испачкается в земле, не перекосит патрон и ты все-таки выстрелишь. Хотя с твоим умением — застрелиться тебе и одного магазина за глаза хватит.
Больше он ничего жизнеутверждающего говорить не стал.
На третий день, после бесконечной стрельбы, занявшей все время до обеда и чуть после него, Костик притащил в тир какие-то бронежилеты, разгрузки, противогазы, рюкзаки, штук пятнадцать разных моделей ботинок — со шнуровкой, на липучках, кнопках и еще черт знает каких. Заставил меня всю эту амуницию примерить по разу, составил мне комплект и на этом тренировочный день закончился.
Да, каждый день доктор утром и перед сном добросовестно обкалывал меня какой-то мутью из десятка разнокалиберных ампул.
Поглядев на третий день на себя в зеркало, я удивился: от побоев, если не считать рассеченной губы и желтизны по всему лицу, следов практически не осталось. Чувствовал я себя уже гораздо лучше, понимая, что всё, в общем, выходит просто прекрасно! Я жив, почти здоров, и скоро окажусь на свободе!
К приезду Корнеева Костик вырядил меня в подобранную амуницию, дал в руки АК-105 без патронов, но с пристегнутым гранатометом ГП-30, из которого так ни разу и не позволил выстрелить, и поставил к тумбочке — как он выразился «будешь временно дежурным по роте».
Корень вошел в наш подвал степенно, как и полагается большой шишке, но, увидев меня, расхохотался и стал хлопать ладошками по своим жирным ляжкам.
— Ха, Костик, это чего еще за чучело? Боец, ты с кем воевать собрался? — это уже ко мне. — Не могу…. Насмешили старого. Костик, ты б ему еще «Град» к жопе привинтил. Снимай, Максимка, эту хрень, война отменяется.
— Не… надо в Зону? — я боялся поверить в свою «удачу», и как оказалось, не зря.
— Чего это не надо?! Еще как надо! — Корень прошел мимо меня и сел на мою кровать. — Только вот это все, — он показал пальцем на мои бронежилеты, каски, разгрузки, — ни к чему. Раздевайся. Навыка обращения с подобными вещами у тебя нет, а значит, в реальной стычке они тебе не помогать, а мешать будут. Костик, согласен?
— Да, шеф, извините, не подумал, — Костик выглядел как щенок, нассавший хозяину в тапок.
— Да я как-то и не надеялся. Эх, молодежь! Все нам, старым, за вас делать приходится. Может быть, и в Зону мне вместо тебя пойти, а, Макс?
— А это возможно? — я как раз снимал с себя бронежилет.
— Макс, ты реально теряешь берега! К Нептуну захотел? А, это юмор такой? — догадался Корень и натянуто улыбнулся, — Ха-ха, смешно. Ладно, детки, диспозиция такая: вылетаем завтра. Недели у нас нет. В Зоне вчера прошел Выброс, нужно пользоваться моментом. После Выброса еще сутки лучше не соваться: у мутантов крышу напрочь сносит. Опасно это. Ну, а завтра ты, Макс, должен быть на месте.
— Уже завтра? — как-то подозрительно ножки мои ослабли. Не хотелось мне туда по доброй воле так быстро возвращаться.
— Ну да, завтра. А ты чего хотел? Просидеть здесь неделю на казенных харчах, подлечиться, подучиться, стать суперснайпером и дернуть отсюда, проделав в дядьке Корне штук сто входных отверстий?
— Была шальная мысль, — я стоял перед ним в одних трусах, и отчего-то дико смущался, чего показывать мне совершенно не хотелось.
— Повоюешь еще, герой первых пятилеток, — Иван Петрович оценивающе осмотрел мое избитое тело, украшенное пятнами пожелтевших гематом. — Дохловат немного. Ну да мы не на чемпионат по бодибилдингу собираемся, ага?
— Ага, — вяло согласился я насчет чемпионата.
— Тогда оденься во что-нибудь попроще и… жду тебя через пять минут в Красном Уголке. Время пошло. Нет, Макс, отставить! Повернись-ка.
Не налюбовался что ли? Или что-то заметил? Я послушно повернулся.
— Макс? А где твоя татуировка?
Татуировка? Я полагал, что она на том же месте где была всегда — ровно между лопаток. Я попытался заглянуть за спину, но шея оказалась короткой.
— Так где партак, Макс? Свел что ли?
Если татушки там нет, что очень странно, то о том, кто мне её свел — я не имел никакого понятия. Но догадывался, кто мог это сделать. На всякий случай я кивнул. И добавил:
— Полтора года как. Избавлялся от особых примет.
Корень понимающе покачал головой:
— Ага, ага, а шрам на ноге? Вот здесь — под коленом у тебя был такой чудный рубец. Тоже свел? У Кашпировского? Или у Чумака?
— Угу, — буркнул я, не вдаваясь в подробности, давая понять, что дальнейшие расспросы ни к чему не приведут.
— Надо же, до чего медицина дошла! — неискренне восхитился Корнеев. — Надо будет поговорить с людьми: вдруг и мои дырки криво заштопанные свести смогут. А то, понимаешь, бабы иногда пугаются. Ты иди, иди, Макс. Потом время будет — обсудим твои косметические операции.
Красным Уголком они называли комнату, в которой три дня назад мне били лицо. Там был диван, пара кресел и новый стол, с массивной блестящей столешницей, имитирующей светлый дуб. Старый сломался, когда Костик проверял его на прочность моей головой.
Когда я вошел, на столе уже были набросаны какие-то карты, снимки аэрофотосъемки, карандаши, прочая канцелярия. Костик стоял возле двери, а Корень сидел на диване и увлеченно курил свои ментоловые сигареты.
— Ага, успел Аника-воин! Садись. Часок плотненько с тобой поработаем, а там и собираться пора. В дальний путь. — Корень, похоже, настроен был благостно.
Я сел напротив него и уставился на карандаш, зажатый в его пухлой руке.
— Значит так, Макс. Высаживаешься здесь — он нарисовал круг на каком-то холме, — собираешь шмотки и по дороге двигаешься сюда. — Карандаш прочертил длинную линию, судя по масштабу карты, минут на двадцать бегом. — Этот район у них там в Зоне называется Темная Долина и тебя там будут ждать люди Борова, Царствие ему Небесное, — Корень трижды перекрестился. — Веня Крот и Сашка Плюха. Вот в этом заброшенном скотном дворе. Расскажут тебе все местные новости, введут в курс относительно тамошних обычаев, мутантов, аномалий и прочих ужастиков. На это все у тебя сутки. Пока понятно?
— Угу, — мне очень хотелось дать ему по морде, тем более, что такой возможности, скорее всего, больше не представится, но что-то сдерживало. Наверное, Костик, молча возвышающийся за моей спиной.
— Тогда дальше. Эти два отморозка — Крот и Плюха — сопроводят тебя до района Свалки. Дальше им хода нет — завалят местные партизаны, как только увидят. И тебя вместе с ними. А нам с тобой это надо?
Вопрос, видимо, был риторическим, и отвечать на него я не стал.
— Не надо. Значит, дальше идешь один. Может быть, найдешь напарников, мне это поровну, главное — дойди. Будет трудно, но ты, я верю, справишься. Здесь возможны три пути — либо через Завод, он же база группировки «Долг», там располагается бар, где всегда полно опытного народу, ЖД-станцию, озеро Янтарь. Судя по размерам на карте и проставленным глубинам — никакое это не озеро, а нормальное такое болото, ну, сам посмотришь. К Рыжему лесу. Либо через Росток, опять же озеро Янтарь к Рыжему лесу, Либо через Завод, Военную базу, Радар, опять же к Рыжему лесу. Последний маршрут почему-то очень путаный, но сталкеры настаивают, что другого пути нет. Сказать тебе сейчас — как идти — не могу. Я не сталкер. Там все непрерывно меняется и прежде безопасный маршрут может стать прямой дорогой к Богу, — он опять перекрестился. — Короче, там, на Свалке, тебе придется найти кого-то поопытнее, и узнать, какой дорогой двигаться. Крот с Плюхой помогут подобрать проводника. Ага?
— Понятно, — вопросов и комментариев как-то не возникло. Дороги, намалеванные Корнем на двухкилометровке, совсем не соответствовали известным сталкерским тропам.
— Ну и хорошо, что ты такой понятливый, другой бы начал выспрашивать: что да как, а тебе все понятно сразу. Молодец! Костик учись, пока он жив! Дальше: как ты, наверное, уже понял, интересующий нас район — Рыжий лес. Там, примерно вот здесь, — карандаш нарисовал еще один кружок, — раньше находился вход в лабораторию Х-19/2 МО СССР. Теперь его там нет. Но рядом должны быть вентиляционные шахты, запасные выходы и, может быть, какие-то другие пути для проникновения внутрь. Ищи. Можешь там себе шалаш поставить, если придется надолго остаться. Ха-ха, — видимо, в его словах было что-то смешное. — Вход найди! Вот планы второго, четвертого, пятого и восьмого уровней лаборатории. Все, что удалось добыть, — он протянул мне несколько ксерокопий. — Тебе на двенадцатый уровень. Там, в боксе 126.12 см, в сейфе, должен лежать металлический ящик, что-то вроде системного блока компьютера. Да собственно это он и есть. Вес его килограммов восемь-девять, пустяки для настоящего сталкера. Вот этот ящик мне и нужен. Понятно?
— Понятно. А что там?
Корнеев посмотрел на меня своим «фирменным» взглядом, на минуту задумался и, повернувшись к Костику, сказал:
— Костик, выйди отсюда на десять минут, ага?
 
Dmytro Bondar
Someone Else's dream
 
 
(A look into the future)
 
Novel
My name is Maxim S. Berg. Is not that the name was given to me at birth, but now in my passport is written that way.
However, neither I nor the one whose place I took, and no one ever call this name. In his current life, I is better known under the nickname of Augur. Funny nickname. Especially funny is that any predictions, I had never worked. I do not do it is now. But a random nickname stuck, rooted, I stick with it. And it does not respond neither Max nor any of the other names, call signs and nicknames, which acquires all his life. Rather, even two lives.
It so happened that during the thirty years I have lived sixty - so to speak - for themselves and for the guy. In fact - which of these two I, and who - "the guy", I have to understand a very long time. Unless, of course, I want to. Now I am sure that I previously really do not care, but who knows (can be - the legendary Monolith?), What will happen to me next?
I have always believed that good luck - it is achieving its goals. Not stupid random luck, and the construction of a path that, when any external circumstances lead you to the intended result. Not everyone get the chance to find or create such a path, but those who did found it and was able to use them, can be considered really lucky, catch the blue bird, razglyadevshy face fickle Fortune and other, other, other.
But how to be, when the end of the road you suddenly realize that the road is not yours that got you on another trail against his will, took her to the end, got everything he wanted, and even more, but it was not your desire? When you know that blue bird, which you hold in your hands, you do not sing, and Fortune, forced smile, do not know you? Does the person have a right to take what does not belong?
Or, since really in for a penny, in for a pound? Became Max Berg, therefore, have the right and his legacy?
Heck! We do not even know him, but no one knows it better than me.
When I think about it for a long time - about us? - Headache, so I will not torment anyone second thoughts, but simply tell our story with Max, which began
 
June 22, 2016
 
- That's it, my friend. - Root sat on the arm of his chair and rubbed the toe of his patent-leather shoes on the floor of a pool of blood. My blood. - The debts must be repaid. Especially me. You took the money? Took ?! I can not hear the answer ?!
- I Took - I said, licking his split lips. The past two hours bodyguards Root put a lot of effort to ensure that any of his words, I agreed immediately.
- I Took - satisfied with my answer, Root got up and walked along the window sill. - He promised to give. During. Did not work out…. Well done, anything can happen ... would come to her uncle Cornu, I confessed. I'm not a beast - be tossed job for you. Dust-free. Years twelve, you see, and would have given anything. With my profit. Not considering such an option? - He leaned over me, put his palm to his ear and yelled, splashing my face with saliva, - I can not hear!
- No, I - in my head, pretty podrihtovannoy his Kostolomov something buzzing and ringing, making it difficult to focus.
- I Do not considered ... - Root turned away, took one of his mordovorotov handkerchief and wiped his moist palm.
He sweated great. Although its weight and stuffiness in the basement is not surprising.
- Do not considered, - he said thoughtfully. - In vain I did not consider. Probably very afraid and I thought that an evil uncle Korneev directly with your skin would start to shoot? Silent? Well, do not tell, ocelli on your swollen seen. You are now afraid. Just see what business - from debtors is not taken to remove the skins. What do I want is your skin? For the money, you profukannyh, your skin no one will. You're not a weasel ... Ha.
He picked up the debris table plastic envelope with a copy of my credit agreement, which brought him, dusted them as a fan and threw it in the trash.
- I think, Max, we'll do without ships, huh? In my own way. It is not strangers to each other?
I did not say anything, do not rush to throw around his neck, "my own way" person.
- In general, - Root went to the window and looked up somewhere, where could see the wheels parked next to the SUV - to fulfill the debt you still have. Only now do not obessud, dust-free work I have for you, Maxik not. There was only a dusty, difficult and somewhat harmful for the body. Well, do not you agree? - He stared at me with his black bulging eyes.
- Is there any other options? - I was in pain and continued execution of the morning did not want to.
- Options, actually, two - Root smiled and frowned at the same time. - The first option - now you write out the general power of attorney to manage all your assets, you w apartment, two garages, office space three hundred meters, a truck that is ..., all laid, but it does not matter. You put concrete shoes on your feet and swim to inspect the realm of Neptune. I do not like this option, to be honest - shit option, how many of your assets? Crumbs. But too little choice I ... - he paused, giving me the opportunity to reflect on his words and feel the grim prospect.
- And second?
- And the second is this: you write out the general power of attorney to manage all your assets ... - Root smiled again - must be the same as it seems at first! Do not be afraid, the end will be different. And go to exotic tour of places of combat glory of the Ukrainian and Belarusian partisans.
- What is it like? - The meaning of his fantasies so far remained a mystery to me. - And for what?
- This is my young friend, do not pay the debt, in the Zone. Chernobyl.
- Where?! - It seems to me, and did not touch anybody, and again buzzing in my head.
- In the Chernobyl Zone. On the hunt. For artifacts ...
- Root, Fear God! - I found the strength to rise from the floor on his knees. - There ... there Kopec! Immediately, and without any options! This is not a choice!
- Max, I told you that hard work? So what do you razvystupalsya? Did you think I will put in control of a cinema ticket in the tear? I should not have thought so.
- Petrovich, think up something else, huh? There are in fact ...
- Come on do not ssy, Maxim! And there is little people live. Inferior, but it is what it is. - He leaned toward me and condescendingly patted me on the shoulder. - At first, help.
- Ivan, and these little people can bring artifacts? - I asked hopefully.
- Maxik, you do not want to work? - He turned to his mordovorotov - Kostya, you w promised that silly questions I will not answer?
Kostik, one motion moved towards me and hit me in the left ear without swing. Earlier rang bells in my head, but now they seem to fall apart. I was back on the floor in a puddle of my natekshey abrasions blood.
As through the pillow I heard a voice Root:
- .. Would bring. But I told you - the inferior little people. Baska who cut off - can, and something worthwhile to do? Do not, do not come from them, but will be lost for nothing. So Maxim, a job for you. You train the athlete, entrepreneur ... From me out for almost two years running, you're my adventurous. And I'm not more stupid than any bloodsucker! I think you want to live - to the right. Agree! Though this miraculous Zone look. Romance! Again, at my expense. Yeah? I will not open the sarcophagus over the reactor will send. Do not store in the Savings Bank of Pripyat gut. So, take a walk on the quiet environment, and a couple of days - back. Other options for something I still do not have one for you. Rather - it is, but you'll like them even less. So, on the hands?
With difficulty rising from the floor and sat on his ass beaten off with rubber truncheons, I shook my head, banishing her from a hundred small Karlsson. With all the clarity I felt clear: you have to accept right now. Before the promised kingdom of Neptune, I just will not live. For some reason Cornu really wanted to send me to this damned Zone, which, in general, coincide with my plans. Or make so that I did not. After the structure had completely official - Bank. And it should be me with my broken face to get to the prosecutor - and, at least, the scandal it will be provided. Nothing fatal course, but it is unpleasant. A bear troubles Root disliked. Arrange them to someone - a sweet deal, and to unsubscribe and be justified? Never.
Cursed be the day when I went for a loan in the bank! Bitch! So politely smiled. And Root - Korneev Ivan Petrovich - the security chief of the bank, its main shareholder and part old friend of my dad a long time shaking hands with me, promising to assist in any sensitive issues. Actually, he led me to his bank. Wow, an old friend of his father! Together with dad near Kandahar at the grass vodka changed, the boots on the carpet and the car to "Panasonic" ... Martial injured officer honor! Rose himself and help me! So I thought then. It would be better thought on what he got up ?! Bitch epileptic.
Only then, after a year and a half, already being on the run, I suddenly realized that I was simply framed with this loan. Driving "corral bad debts Lohan" has been worked out to the smallest detail - when someone smile when someone suddenly fall ill or are not there to sign a piece of paper unimportant. Convenient suppliers recommended by the bank, stocks held by the bank pledged transport company credited by the bank officials - the bank's shareholders. Minimum costs, one big profits! But! Several unpretentious, seemingly unrelated technical errors, and money in my account there, warehouses are empty and there are arrears and interest on the debt considerable. And funnier it - the money from the bank will not have gone, and have remained in its accounts, and by them he gave new loans to other Lohamei. That's when I became a must and a half million euros. It is without interest, which did not want to even consider.
However, as I have told people in the know, it is very similar to many banks are working properly.
Freak! How I hate you!
Okay, you have to agree, otherwise, once caught, you still will not work.
- When to go? - I croaked.
- After a week, - immediately responded Ivan - smiley your heals a little, and go. You're doing fine, well agree with you. The last time quickly agreed and now too long stubborn.
- The root can be the last question is not the topic? - In the face I did not want to receive, but my tongue was faster than me.
- Go on, - unexpectedly agreed Korneev and perched on the arm of a favorite.
- Why me? Is not it easier to hire what some specialists? - Smearing blood on the face, I sat comfortably.
- You see, Max, experts I hired. Money for the expedition vbuhali - Mama Do not Cry. A zero economic efficiency. Even negative. Gone experts in the Zone, money was gone, there is no result. Do not ask how are gone - is not your case. And why you? - He took from his inside jacket pocket cigarette case and lit a cigarette, - Just one, Maxim, did not run away from me for two years. Could not. Even, as I recall, in Paraguay and Botswana, the debtor is located. And much faster. But you're just the only one of some kind. So I thought a bit and decided to give you a chance to prove themselves. Well you there on that part of the loan opened? Survival School? So show that you yourself can survive! You look, and I've come to the disciples Record. Hehe, learning Well never too late? Besides, you are the son of my colleague, God rest the soul of your servant Sergei - root quickly crossed cigarette. - Who, if not you entrust this troublesome matter? Available for understanding such an explanation?
- It is - it was clear that something he is not telling, but the truth of it, I did not hear was even clearer. Survival School! It should be there, I remember! Pioneer camp it was for the children of wealthy parents. All survival - a snake to catch and eat five of them.
- Well, well - he got up, shook off his pants visible only to him and turned to the speck Kostik. - It means this: drag modeled here, the client heal, nourish, cherish. Give in-dash shoot - where it can come in handy. Kostya, is responsible for his head. Shit goes - you wash off the water, okay? I'll be there in three days. Get well, Max. Till.
He left, and I thought that everything correctly calculated Zaitsev: Cornu really need someone in the Zone. Someone familiar to him personally, to the extent not fool anyone who is not sorry and can be fully controlled. A root sure its control must now me one hundred percent. God grant that the rest of my calculations were correct mutated friend, and I continue to not fall out of my intended role.
I am very afraid that Petrovich drag me to some polygraph, and then he may appear a bunch of additional questions that I can not give a satisfactory answer, but - done.
 
June 26, 2016
 
Three days passed quickly. Or rather not the case - the first day I suffered from pain in the whole body and shot up a sympathetic doctor passed out, slept the whole day. On the second day I was taken to the shooting range and gave plenty to shoot, leaving the choice of an arsenal. Shooting Results summoned to face Kostya sympathetic smile. Well, I'm not any major GRU - a day to beat his face pood fists, and the next morning the pendulum swings and hit with a fly on the fly - not trained. Sixty-two points out of a hundred and fifty meters to - someone can be funny, but I, who saw the eighteenth "Glock" for the first time, their laughter would be incomprehensible. While the translator fire mode figured - one gun firing long bursts and single, and the second long bursts and short by three bullets - hands are shaking started. They already shaking: Kostik is much better able to turn people into a bloody steak than to teach them something serious, and communicate with them I was hard. For the previous day of our acquaintance I had already developed a conditioned reflex, causing the body to compress and protect your head handed to him any sudden movement. He knew it, and sometimes deliberately provoke me suddenly Being accepted comb or crush his varenikoobraznoe ear. My reaction provoked a condescending smile from him, and Kostya even more convinced that we expect from me will not have surprises. This game I did not like, but it was at hand.
When I more or less learned to cope with "Glock", we moved on to more important argument in any dispute and the rest of the day fired from AK-105, AK-104, FN Five-seven PM, some American, French, Belgian rifles by the end of the day smelling of gunpowder, it seemed to me that now I can get a shot and a simple swab. However, when examining target Kostik, his face becoming more and more an expression of mourning. This person is already buried me.
- Teach you have to shoot once, and is unlikely to succeed - he told me. - That's what I say: Stores jack twist, like a movie show. Do like this - he showed me a couple of stores aluminum, wrapped with insulating tape laid between plaque. - To have both been above: when you shoot from a prone position - a second store in the ground does not get dirty, do not skew the cartridge and you still shoot. Although your ability - to shoot you and one store for the eyes is enough.
More life-affirming he did not say.
On the third day, after endless shooting, occupied all the time before lunch and just after it, Kostya brought in shooting some body armor, unloading, masks, backpacks, about fifteen different models of shoes - with lacing, Velcro, buttons and God knows no. Made me all this ammunition to try for once, I was set on this training day ended.
Yes, every day the doctor in the morning and before going to bed in good faith I cut away some dregs of a dozen different-sized vials.
Looking at the third day in the mirror, I was surprised by the beating, apart from a cut lip and yellow all over his face, almost no traces. I was feeling much better already, knowing that everything generally comes just fine! I'm alive, almost well, and soon find myself on the loose!
By the arrival of Korneyev Kostik dressed up me picked up ammunition, gave into the hands of the AK-105 without bullets, but with buckled grenade launcher GP-30, from which it never once not allowed to shoot, and delivered to the bedside table - as he put it, "will be a temporary duty officer Rothe. "
Root went into our basement exponentially, as it should be a big shot, but when he saw me, laughed and began to clap their palms on the thighs fat.
- Ha, Kostya, is that even for a scarecrow? A fighter with whom you are going to fight? - It is to me. - I can not…. Old laugh. Kostya, you're used to it yet, "Grad" to ass screwed. Take off, Maxim, the crap, the war is canceled.
- Do not have to ... in the Zone? - I was afraid to believe in their "luck", and as it turned out, not in vain.
- That it is not necessary ?! Even as it is necessary! - Root walked past me and sat on my bed. - Only here it's all - he pointed to my body armor, helmets, unloading, - to anything. Undress. Skills to deal with these things you do not, which means that they do not help, but will interfere in a real encounter. Kostik, agree?
- Yes, boss, I'm sorry, did not think - Kostya looked like a puppy, the owner of Nassau in sneakers.
- Yes, I somehow did not expect. Ah, youth! All of us, old and do for you is necessary. Maybe in the Zone I for thee to go, but, Max?
- Is it possible? - I just took off his vest.
- Max, you really lose the shore! Neptune wanted?
 
The clock is ticking.
 
Sit down.
 
Well done!
And what's in there?

* Внимание! Информация, представленная *